Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


Александр Север Берия и НКВД накануне и в годы Великой Отечественной войны — Глава четвертая. Битвы в радиоэфире

Posted by

Александр Север Берия и НКВД накануне и в годы Великой Отечественной войны — Глава третья. Командир чекистов-партизан

Глава четвертая

Битвы в радиоэфире

Об этой сфере деятельности Лаврентия Берии до недавнего времени мало кто знал. Деятельность контрразведки уже сама по себе окутана туманом тайны. А если речь идет о конкретных контрразведывательных операциях, то пелена таинственности сгущается еще больше. Речь идет о таком специфичном мероприятии, как радиоигры. Схема их проведения проста. Контрразведка перевербовывает агента-радиста противника и через него передает дезинформацию. Иногда вместе с радистом перевербовывают и резидента, но такое происходит не всегда. Главное – это оператор радиостанции. Его почерк работы в эфире знает противник, и поэтому любая попытка скопировать работу вражеского агента контрразведчиком обречена на провал.

С другой стороны – доверить агенту радиостанцию – тоже огромный риск. Он, может передать, например, условный сигнал в Центр, что работает под контролем, и тогда контрразведчики превратятся из охотников в жертв. Противник начнет свою контрразведывательную операцию. Другая ситуация – радист может сбежать. Такое иногда случалось во время Великой Отечественной войны. Есть и другие «подводные камни» радиоигр, о которых мы расскажем ниже. Так что Лаврентий Берия и его подчиненные рисковали, когда начинали очередную радиоигру с противником.

В истории деятельности советских органов госбезопасности радиоигры занимают особое место. Инициатором их проведения выступил нарком внутренних дел Лаврентий Берия. Именно при нем были проведены не только первые «битвы в радиоэфире», но и отработана технология их организации. Да и проводились они с его санкции.

Вот как, например, описываются радиоигры в ведомственной монографии, посвященной истории КГБ, отдельные элементы проведения таких радиоигр.

«К участию в радиоиграх привлекались задержанные и перевербованные немецкие агенты-радисты, а также агенты органов госбезопасности, внедренные в германские разведорганы и переброшенные затем противником на советскую территорию с радиостанциями.

Органы госбезопасности тщательно следили за тем, как реагирует противник на передаваемые ему сообщения. При малейших признаках недоверия с его стороны в радиоигру вносились соответствующие изменения.

Сеансы радиосвязи, как правило, проводились из того района, где согласно заданию немецкой разведки должен был находиться ее агент. Перед сеансом радиосвязи с вражеским разведцентром, радист инструктировался о том, как он должен вести переговоры».

В годы существования СССР о них почти не писали, предпочитая рассказывать о подвигах чекистов, которым удалось внедриться в учебные центры разведорганов противника. В качестве примера можно вспомнить кинотрилогию «Путь в Сатурн», «Сатурн почти не виден» и «Конец операции Сатурн». В этих фильмах рассказано об агенте советской военной контрразведки Александре Ивановиче Козлове («Байкал-60»), который трудился в подразделении военной разведки Третьего рейха – Абверкоманде-103 – с июля 1943 по 1945 год. Этот человек дослужился до должности начальника учебной части разведцентра и звания капитан вермахта. Ему удалось передать информацию о 127 агентах, подготовленных в Борисовской разведшколе, и подробно осветить деятельность абверкоманды.

Вот цитата из официальной справки о его деятельности в тылу врага: «…С июля 1943 года по апрель 1945 года по заданию органов безопасности находился в немецкой разведшколе, сначала преподавателем, а затем начальником учебной части. Используя свое служебное положение, перевербовал 7 немецких агентов, 6 из которых прибыли по паролю, данному Козловым, в органы госбезопасности. Козловым проводилась также работа по отчислению из школы немецких агентов, которые были наиболее преданы немецкому командованию. Возвратившись в июне 1945 года в Советский Союз, Козлов представил в органы госбезопасности подробный отчет о деятельности разведшколы. Назвал 57 агентов и 29 официальных сотрудников школы. В дальнейшем, проживая в Ставропольском крае, оказывал помощь органам госбезопасности. Им было опознано 12 немецких агентов».

Кроме названных выше фильмов, о его подвиге написано несколько повестей. Вот только в этих произведениях не отражен один важный момент – так получилось, что «Байкал-60», оказавшись за линией фронта, остался без связи. Ему самому пришлось вербовать курсантов и через них налаживать связь с Москвой.

В середине девяностых годов прошлого века, наоборот, про этих героев «забыли», заговорив о многочисленных оперативных комбинациях с использованием арестованных и перевербованных агентов фашистских спецслужб.

Самым известным из таких операций признаны «Монастырь» («Курьеры») и «Березино». Редкая статья или книга, посвященная работе отечественной контрразведки в годы войны, обходилась без их упоминания. Наиболее подробно об этих двух операциях Четвертого управления рассказано в книге Эдуарда Шарапова «Судоплатов против Канариса» и в статье Александра Пронина «Операция «Монастырь»«. Поэтому мы не будем подробно останавливаться на этом вопросе. Отметим лишь, что оба мероприятия начинались как контрразведывательные операции, ну а потом, в процессе реализации, трансформировались в радиоигры.

По официальным данным, за время Великой Отечественной войны радиоигр было проведено всего лишь 193. На нашу сторону было выведено и арестовано более 400 сотрудников и агентов спецслужб противника. Много это или мало? Много, если учесть, что всего в советском тылу за годы Великой Отечественной войны было выявлено 1854 агента-парашютиста, а в их число входило 631 радист.

Мало, если учесть, что большинство немецких шпионов было «нерадифицировано» и забрасывались в прифронтовую зону на непродолжительное время пешим способом. Согласно данным, приведенным в «Сообщении НКВД СССР № 1407/Б в ГКО и ЦК ВКП(б) об итогах борьбы с агентурой немецкой военной разведки», с 22 июня 1941 года по 1 августа 1942 года НКВД арестовало 11 765 агентов противника. В период с 1 января по 1 августа арестовано 7755 агентов противника, из них только 222 парашютиста. Из тех, кто пересек линию фронта на самолете, добровольно явились с повинной 76 человек, убито при задержании 74. У «десантников» изъято 74 радиостанции, из которых только 31 использовалась для дезинформации немецкой разведки.

Основная ценность радиоигры заключалась не в количестве нейтрализованных в ходе ее проведения немецких шпионов, а возможность снабжения дезинформацией противника.

По мнению отдельных отечественных историков, самая успешная операция дезинформации противника во время Великой Отечественной войны была проведена осенью 1944 года. В тот момент советская разведка получила информацию о подготовке немцами контрудара на Западном фронте. И по заданию Иосифа Сталина было сделано все, чтобы убедить германское командование в правильности разработанного им плана.

С помощью нескольких десятков немецких агентурных групп, захваченных и перевербованных чекистами, немцам была передана дезинформация о том, что Красная Армия измотана, и ее наступление предстоящей зимой не планируется. В итоге немцы начали известное наступление в Арденнах и в боях с англо-американскими войсками понесли внушительные потери. Не меньшие потери понесли союзники, и их наступление на восток практически приостановилось. А британский премьер Уинстон Черчилль был вынужден просить своего советского коллегу как можно скорее перейти в наступление в Польше.

По утверждению начальника Управления военной контрразведки ФСБ РФ генерал-лейтенанта Александра Безверхнего: «Дезинформация сопутствовала успеху Курской битвы, Белорусской, Ясско-Кишиневской, Прибалтийской и Висло-Одерской операций».

А все начиналось осенью 1941 года, когда находившиеся в подчинение у Лаврентия Берии чекисты предприняли первые попытки.

Одну из первых удачных радиоигр провели сотрудники Особого отдела Северо-Западного фронта в сентябре 1941 года. В результате удалось арестовать 10 немецких агентов. Подробности этой операции неизвестны.

Другую операцию провели сотрудники УНКВД Орловской области зимой 1941/42 года. Явившийся с повинной выпускник немецкой разведшколы, расположенной под Смоленском, бывший сержант Красной Армии сообщил установочные данные на напарника. В тот период времени командование Брянского фронта планировало операцию в районе Верховья. Для сокрытия от противника факта концентрации войск в этом районе радист передал, что войска и артиллерия перебрасываются в другое место. Одновременно саперы срочно возводили в указанном районе ложные огневые позиции, из бревен и другого подручного материала сооружали орудия и танки. Уловка сработала. Удар наших войск в районе Верховья оказался неожиданным для германского командования.

Хотя не все оперативные мероприятия заканчивались так удачно. Вот пример неудачной попытки, о которой рассказал на одном из допросов руководитель подотдела 2А (диверсионно-террористические действия против СССР) Абвер-2 полковник Эрвин Штольц: «Большая группа агентов-инспираторов была выброшена на парашютах в районе Ленинграда. Главной целью операции было поднятие восстания среди эвакуированных русскими властями в Корский район литовцев и латышей.

Рижское отделение абвера «Остланд» произвело выброску группы агентов северо-восточнее Ленинграда, где в лагерях беженцев проживали интересовавшие нас прибалты….

Во время первого сеанса радиосвязи поступило сообщение о том, что десантирование прошло успешно, но руководитель группы якобы склонял агентов перейти на сторону русских и сдаться в плен, поэтому он и два его приспешника были разоружены и ликвидированы. Агенты просили прислать подкрепление и оружие. Руководители операции сразу же заподозрили что-то неладное и какое-то время ограничивались уклончивыми ответами. Впоследствии в Ригу был вызван инструктор радиодела, обучавший агентов в разведшколе, который указал на отсутствие оговоренных кодовых знаков при передаче шифровки и изменения почерка радиста. Руководство Абвер-2 пришло к выводу, что группа арестована и теперь советская контрразведка пытается наладить радиоигру, требуя новых агентов, оружия и боеприпасов. В силу вышеизложенных причин операция была приостановлена».

Другой пример. В ночь на 12 февраля 1942 года из населенного пункта Клягинский Ульяновского района Орловской области, примерно в 25 километрах к северо-западу от Болхова, гитлеровцы перебросили через линию фронта в расположение частей Советской Армии шпионскую группу в количестве 22 человек на шести санных повозках. Согласно легенде, отряд являлся командой связи, выполнявший специальное задание штаба ПВО 50-й советской армии. Легенда подкреплялась соответствующими фиктивными документами.

Перед группой была поставлена задача: пройти по специальному маршруту и установить наличие штабов, крупных частей и соединений Красной Армии, складов оружия, боеприпасов и материального обеспечения, наблюдать за передвижением воинских частей, идущих к линии фронта и т. п. В группе находилось два радиста, которые должны были передавать информацию немцам.

В середине февраля 1942 года разведывательное подразделение было захвачено в районе города Болхова. Начальник отдела Управления особых отделов НКВД СССР П. П. Тимофеев и начальник отделения В. Я. Барышников вышли с предложением к руководству наркомата о включении рации в работу под контролем нашей контрразведки с использованием одного из радистов.

План операции советских контрразведчиков предусматривал использование одного из радистов и имитацию существования группы, которая должна была действовать в тылу Красной Армии в районе города Калуги. Вместо немецких агентов решили использовать бойцов войск НКВД и пограничников. Командиром отряда назначили майора Богданчикова.

Операция сорвалась из-за длительного радиомолчание (более 20 суток) и отказа группы перейти сразу через линию фронта.

С конца 1941 года по сентябрь 1943 года в оперативных играх было задействовано 80 захваченных вражеских агентов с рациями, работавшими под диктовку органов госбезопасности. Число радиоигр увеличивалось. Например, если в марте 1942 года было задействовано 7 радиоточек, то через месяц их число возросло до девяти, а в мае их насчитывалось уже десять. К концу 1943 года было задейстововано 56 радиостанций, изъятых у заброшенных на территорию СССР шпионских групп. В период с 1942 по 1943 год началась работа 83 новых радиоточек.

В результате с 1 мая по 1 августа 1942 года советская военная контрразведка передала вражеским разведорганам ложные сведения о сосредоточении на различных направлениях советско-германского фронта 255 стрелковых дивизий, 3 танковых армий, 6 танковых корпусов, 53 танковых бригад, 80 артиллерийских полков, 6 кавалерийских дивизий и 3 армейских штабов. В декабре 1942 года были успешно завершены мероприятия по дезинформации абвера о концентрации наших войск на волховском направлении. В течение декабря 1942 – января 1943 года чекисты передавали в разведывательные центры противника дезинформационные сведения о перевозке советских войск и техники в районы Тихвина и Волхова. Ложные сообщения поступали к противнику из Вологды, Бологого, Ярославля, Рыбинска, Калинина и других городов.

Читать далее — Александр Север Берия и НКВД накануне и в годы Великой Отечественной войны — Глава пятая. На тайной службе у Лаврентия Павловича


Leave a Reply