Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


Александр Север Берия и НКВД накануне и в годы Великой Отечественной войны — Глава седьмая. Мифы и правда о войсках НКВД

Posted by

Александр Север Берия и НКВД накануне и в годы Великой Отечественной войны — Глава шестая. Командуя «зелеными» и «васильковыми» фуражками

Глава седьмая

Мифы и правда о войсках НКВД

Среди «грехов» Лаврентия Берии, которые ему с маниакальной настойчивостью приписывают отдельные журналисты и «псевдоисторики» – командование карательными войсками, которые по своей кровожадности и количеству умерщвленных мирных жителей и военнослужащих Красной Армии на пару порядков превзошли дивизии СС. Последние якобы только и занимались тем, что, двигаясь за частями вермахта, сжигали советские деревни вместе с детьми, женщинами и стариками, расстреливали евреев, охраняли концлагеря и т. п. При этом мало кто знает, что дивизии СС в Третьем рейхе считались элитными и их использовали на передовой, когда обычные армейские части не могли решить очередную задачу военачальников. Хотя и в карательных операциях против мирного населения дивизии СС тоже участвовали, но наравне с другими частями вермахта и вспомогательными полицейскими и охранными подразделениями, укомплектованными коллаборационистами из числа местных жителей. При этом последние по своей жестокости по отношению к землякам часто превосходили оккупантов. Например, в Прибалтике местные жители, еще до прихода немцев, активно занялись «окончательным решением еврейского вопроса» и уничтожением представителей низового звена советской администрации, коммунистов и комсомольцев. Причем так рьяно, что своим усердием и звериной жестокостью поразили даже немецкое командование.

Если легенды о «карателях из НКВД» были рождены в годы перестройки, когда модным и финансово прибыльным было очернять советскую историю, то многочисленные легенды про «головорезов из СС» – продукт периода «холодной войны». Справедливости ради отметим, что к его созданию приложили руку не только советская, но и западная пропаганда. Нужно как-то было объяснить, почему вермахт сумел легко и быстро оккупировать большинство стран Западной и Восточной Европы, и только чудо спасло Британию от сухопутного вторжения вермахта на ее территорию.

…Нас, в первую очередь, интересуют мифы о внутренних войсках НКВД. В прошлой главе мы уже рассказали об их героической деятельности на полях сражений Великой Отечественной войны. Все же не зря их курировал Лаврентий Берия. Сумел сделать из них элитные, в хорошем смысле этого слова, войска.

Чаще всего дивизии внутренних войск НКВД сравнивают с дивизиями СС, забывая или просто не зная о существование аналогичных «политических войск» в других странах – участницах Второй мировой войны. Мы не будем нарушать «традицию» и кратко расскажем о различиях между «политическими солдатами» Москвы и Берлина.

Для большинства людей, выросших при советской власти, типичный военнослужащий войск СС – это двухметровый блондин с голубыми глазами и прекрасной родословной, одетый в новый черный мундир и белоснежную рубашку. Именно в такой униформе, по версии советских кинематографистов, весной 1945 года войска СС шли в «лобовые» атаки на позиции Красной Армии, охраняли заключенных в концлагерях и пытали советских партизан и подпольщиков. А еще они служили в центральном аппарате IV (гестапо) и VI (политическая разведка) управлениях РСХА – вспомните многочисленных персонажей фильма «Семнадцать мгновений весны», щеголяющих в черных одеждах и многочисленных часовых в коридорах. В этой кинокартине, позиционированной официальной советской пропагандой как документально-художественная, собрана огромная подборка мифов, в т. ч. и о «политических солдатах» Третьего рейха и их главнокомандующих.

Современные отечественные журналисты и кинематографисты последовали примеру своих «старших товарищей» и создали специфичный образ военнослужащих внутренних войск НКВД. Если в довоенное время «васильковые фуражки» специализировались на охране заключенных ГУЛАГа и по своей жестокости и цинизму не намного уступали своим коллегам из СС (почему-то никто не говорит, что охраной концлагерей занималась дивизия СС «Мертвая голова», которая, мягко говоря, не пользовалась симпатией среди военнослужащих других дивизий СС, большую часть времени дислоцированных на передовой), то в годы Второй мировой войны внутренние войска участвовали в депортациях советских граждан и терроризировали «мирное» население Прибалтики, Западной Украины, Польши и Германии.

Найдите десять отличий

Попытка сравнить войска СС и внутренние войска НКВД некорректна, хотя и не лишена смысла. Достаточно указать, что к 1944 году по своей численности войска СС приблизились к внутренним войскам НКВД. По состоянию на 15 декабря 1944 года численность войск СС составила 910 тысяч человек, а во внутренних войсках по состоянию на 1 января 1945 года служило почти 800 тысяч человек.

Если взять историю возникновения войск СС, то в 1938 году они насчитывали всего лишь семь тысяч человек. Напомним, что численность внутренних войск была на порядок выше.

Существовало три типа формирований СС:

• полк личной охраны фюрера – «Лейбштандарте Адольф Гитлер», созданный в 1933 году и присягнувший на верность лично Адольфу Гитлеру;

• части специального назначения, образованные для обеспечения «военно-политической готовности» в интересах верхушки СС и принимавшие активное участие в различных операциях немецких спецслужб за пределами Германии (например, аншлюс Австрии);

• части СС «Мертвая голова», несущие службу охраны в концентрационных лагерях.

Осенью 1939 года все эти три вида воинских формирований были сведены воедино и стали называться в официальных документах «войска СС». Возглавлявший их рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер «намеревался превратить «охранные отряды» (перевод на русский язык аббревиатуры «СС». – Авт. ) в общегосударственный корпус охраны. Личный состав этого корпуса должен был подавлять врагов национал-социалистического государства во всех мыслимых и немыслимых ролях – как агенты секретной службы, как охранники в концлагерях или воины на полях войны»…

При этом Генрих Гиммлер «резко выступал против мнения рассматривать личный состав «только как военных», которые в этом случае считались лишь «общевойсковыми дивизиями, по чистой случайности одетыми в обмундирование черного цвета». Они должны были стать политическими солдатами национал-социализма, которые, руководствуясь девизом «Моя честь – это верность», не только реально сражались бы против реального внешнего врага, подобно солдатам Вермахта, но и подавляли бы в интересах политического движения всех внутренних и внешних противников, ставя на первое место свои военные функции».

Прообразом отечественных внутренних войск можно считать так называемых «жильцов», коим государь Иван Грозный доверил «охранение Москвы». При Петре Первом табель от 19 февраля 1711 года предусматривал организацию 43 пехотных гарнизонных полков, к которым позднее добавились и драгунские. В 1764 году произошло переформирование гарнизонных полков в пограничные и внутренние батальоны. Затем, вплоть до начала XIX века функции нынешних внутренних войск наряду с полицией выполняли казачьи полки и губернские команды.

Общепризнанной датой рождения современных внутренних войск стало 27 марта 1811 года, когда указом императора Александра I в губерниях были сформированы воинские батальоны внутренней стражи, ставшей одной из важнейших частей охранительной системы государства.

Процесс создания внутренних войск Советской России занял весь 1918 год и часть 1919 года. Ядром этого военизированного формирования стали войска ВЧК. Сами войска ВЧК появились после решение коллегии ВЧК о вызове тридцати красноармейцев для постоянного пребывания при комиссии. А 15 июня 1918 года было объявлено «Положение о формирование корпуса войск ВЧК». К декабрю 1918 года войска ВЧК уже насчитывали 11 тысяч штыков и сабель, объединенных в 35 батальонов. Для сравнения, в Красной Армии тогда служило 430 тысяч военнослужащих. К моменту создания внутренней охраны республики в мае 1919 года войска ВЧК насчитывали 17 904 человека.

В апреле 1918 года начала формироваться конвойная стража республики. Главная инспекция конвойной стражи одновременно подчинялась наркому по военным делам (по строевым и хозяйственным вопросам) и комиссару Главного управления местами заключения Комиссариата юстиции. При этом большевики активно использовали опыт Российской империи в этом вопросе. Одновременно с ними формировались подразделения железнодорожной охраны. К июню 1919 года их численность достигла 102 тысяч человек. Также не следует забывать о «промышленной охране». Отдельные ведомства (Центртекстиль, Главнефть, Главсахар и др.) спешно создавали ведомственную охрану. Например, если в мае 1918 года цеха по производству сахара охраняло 240 человек, то в июне их количество было увеличено до 800, а в сентябре того же года – уже 1280 человек.

Фактически советские внутренние войска начали формироваться еще в 1918 году. Так же сразу были определены их основные направления деятельности: охрана тюрем, промышленных предприятий и железных дорог. Еще одна задача – борьба с бандитизмом внутри страны. Как видим, никакой политики и борьбы с врагами существующей власти. А специальные подразделения, предназначенные для выполнения задач в тылу врага, появятся лишь в годы Великой Отечественной войны. Одним из инициаторов их создания будет Лаврентий Берия.

Возьмем другой аспект – профессиональная подготовка. Новобранцы внутренних войск проходили обычный для Красной Армии «курс молодого бойца». Понятно, что была своя специфика, с учетом условий службы, но это мелочи. А вот их коллеги из войск СС проходили специальный шестимесячный «тренинг», который по интенсивности и продолжительности отличался в лучшую сторону от аналогичного обучения в вермахте. Несмотря на минимальное время обучения, бойцы внутренних войск сражались не хуже своих коллег из войск СС. Одна из причин – существовала эффективная система обучения и поддержания высокого уровня физической и боевой подготовки бойцов во время периода всей службы. Была ли в этом заслуга Лаврентия Берия? Да, была, как человека, не только отвечавшего за боеспособность внутренних войск, но и реализующего различные мероприятия. Например, грамотную кадровую политику. Ведь боеспособность части зависит не только от личных качеств солдат, но и от мудрости командиров.

Миф о тюремщиках из НКВД

Многие, исходя из названия – «конвойные войска», ошибочно считают, что военнослужащие этого подразделения на протяжении всей Великой Отечественной войны находились в глубоком тылу. Там они охраняли немецких военнопленных и заключенных ГУЛАГа.

В жизни все было по-другому. Подразделения конвойных войск вместе с частями войск по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности НКВД с первых часов войны участвовали в боевых действиях. Например, воины 41-й отдельной бригады конвойных войск НКВД принимали участие в обороне Ленинграда и охране правопорядка в тылу. А личный состав бригады был инициатором снайперского движения, обеспечивал связь блокадного города со страной по Дороге жизни. А вы говорите – зеков в Сибири сторожили. Может, эта бригада была исключением из правил?

Возьмем другое подразделение. В январе 1941 года оно называлось 42-й отдельной бригадой войск НКВД. На 1 января 1941 года в ее состав входили: 226-й конвойный полк (Минск); 240-й конвойный полк (Вильнюсе, Шауале и Каунасе); 131-й отдельный батальон с подразделениями в городах Гродно, Белостоке и Ломже; 132-й отдельный батальон с подразделениями в городах Бресте, Пинске, Кобрине и Пружанах; 135-й отдельный батальон с подразделениями в городах Барановичи, Лиде, Слониме и Новогрудке; 136-й отдельный батальон (Смоленск). Обычная конвойная бригада, которая, по мнению отдельных историков и журналистов, в первые месяцы войны расстреляла заключенных в местных тюрьмах, а потом сумела передислоцироваться на восток, где и продолжала свою деятельность по охране заключенных ГУЛАГа.

В реальности все было по-другому. Воины бригады вместе с пограничниками и бойцами Красной Армии на рассвете 22 июня вступили в бой с многократно превосходящими силами противника. Выросшие при советской власти прекрасно помнят о надписи, оставленной на стене одним из защитников Брестской крепости: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина! 20.VII.41 г.». Вот только мало кто знает, что появилась она на стене казармы 132-го отдельного батальона НКВД конвойных войск. А в архиве хранится Боевое донесение заместителя начальника конвойных войск начальнику управления, где лаконично и сухо говорится о том бое: «Караул, усиленный 25 красноармейцами, погиб, исполняя свой долг. Остальной состав мелкими группами начал пробиваться в Минск. Город Брест был оставлен частями Красной Армии в 8.00 22.6.41 после боя с пехотой, переправившейся на лодках через Буг…»

Драматично сложилась судьба военнослужащих и других подразделений бригады.

С 23 по 26 июня 1941 года военнослужащие 42-й бригады, выполняя приказ коменданта Минска, охотились на диверсантов и разведчиков противника, поддерживали порядок в столице Белоруссии, участвовали в тушении пожаров, охраняли правительственные здания и т. п. Одновременно бригада пополнялась призванными новобранцами. Им вручали винтовки и вместе со старослужащими они уходили в свой первый бой. Для многих он стал и последним.

25 июня 1941 года закончилась эвакуация государственных учреждений. Немногочисленные части Красной Армии ушли из города Минска. По существующему тогда порядку последними населенный пункт оставляли местные чекисты и бойцы внутренних войск. До последнего они обеспечивали порядок в городе и помогали с эвакуацией. На следующий день подразделения бригады были выведены из Минска в лагерь 226-го полка, где 26 июля получили приказ совершить отход в район города Могилева. С 30 июня по 3 июля 1941 года бригада удерживала переправы и восточный берег реки Березина на фронте до 15 км, сражаясь против моторизированной дивизии противника, усиленной 300 танками и тяжелой артиллерией.

И только 10 июля 1941 года значительно поредевшие части 42-й отдельной бригады прибыли в Москву на переформирование.

С 1 августа 1941 года части 42-й отдельной бригады выполняли задачи по конвоированию и охране военнопленных, охране аэродромов, переправ и других военных объектов в составе действующей Красной Армии. С наступлением советских войск под Москвой части 42-й отдельной бригады были перенацелены для ведения оперативной работы в освобожденных районах.

В марте 1942 года 42-я отдельная бригада была переименована в 37-ю дивизию войск НКВД. В ее состав вошли 226, 240, 251-й и 236-й конвойные полки, которые выполняли задачи по оперативной работе в освобожденных районах, охране важных объектов и борьбе с диверсионными группами противника. Вот такая вот «охрана» зеков.

Не менее трагичный путь прошла 13-я дивизия конвойных войск НКВД СССР. В июне 1941 года в ее состав входили: 227, 228, 229, 233, 237-й и 249-й полки; 137-й и 154-й отдельные батальоны; отдельная пулеметная рота.

С первых дней войны она участвовала, как писали советские официальные историки, «в оборонительных боях на киевском направлении Юго-Западного фронта». Например, с 28 по 30 июня 233-й полк оборонял, вместе с другими частями НКВД и Красной Армии, город Львов. Всем, кто хоть немного интересуется отечественной военной историей, не надо объяснять, что скрывалось за этим словосочетанием «оборонительные бои» на территории Западной Украины и Беларуси в первые месяцы войны. Не прекращающиеся ни днем, ни ночью схватки с превосходящими силами противника, господство в воздухе немецкой авиации, нехватка боеприпасов и продовольствия, постоянный риск попасть в окружение, любое серьезное ранение означало почти всегда смерть или плен… А в сентябре 1941 года они участвовали в обороне Киева. О трагической судьбе подразделений, участвующих в этих боях, написано очень много. Поэтому мы не будем описывать те бои, остановимся на других эпизодах военных сражений этого периода.

Позиции бойцов 233-го полка располагались на северной окраине города Ромны. В течение трех суток они сдерживали натиск танковой группировки противника, пытавшейся захватить мост через реку Сула, через который переправлялись отступающие части Красной Армии. Обратите внимание – против танков успешно воевала даже не пехотная часть Красной Армии, а конвойный полк, на вооружение которого винтовки и бутылки с зажигательной смесью. Затем участие в боях за Киев и отступление вместе с частями 37-й армии.

227-й полк в течение двух суток защищал город Новоукраинка, уничтожив при этом свыше 500 гитлеровцев.

227-й полк оборонял подступы к городу с севера-запада – около Черниговского шоссе. Задача перед полком была одна: любой ценой не допустить противника к киевским мостам. Бои начались 16 сентября 1941 года. Через два дня, поняв бессмысленность попыток лобовой атаки, противник попытался обойти шоссе сбоку, вдоль железной дороги Нежин – Киев. Там оборонялась 3-я рота 227-го полка. Бойцы не только сдержали наступление противника, но и стремительной контратакой отбросили полк противника и захватили его знамя…

Затем полк «среди последних частей Красной Армии», а если быть совсем точными, то частей войск НКВД, ушел из Киева. Вместе с подразделениями 4-й дивизии войск НКВД по охране железнодорожных сооружений он прикрывал отход 37-й армии. Затем попал в окружение, сумел оперативно вырваться из него и уйти на северо-запад…

К 3 октября 1941 года в 227-м полку осталось 45 бойцов! Все остальные погибли.

…В первые дни и месяцы войны в боевых действиях участвовали только конвойные части, дислоцированные на западе Советского Союза и оказавшиеся на пути стремительно наступающих войск вермахта – скажет внимательный читатель. И будет прав. Вот только нахождение в глубоком тылу не гарантировало военнослужащим конвойных войск мирную и спокойную службу. Не позволили бы этого Лаврентий Берия. Лозунг «Все для фронта! Все для победы!» стал лично для него и всех его подчиненных смыслом жизни в годы Великой Отечественной войны.

Во-первых, военнослужащих конвойных войск использовали для проведения массовой начальной военной подготовки. 5 июля 1941 года начальник Управления конвойных войск НКВД СССР обратился к заму наркома внутренних дел по войскам Ивану Масленикову с рапортом, где сообщил, что конвойные войска помимо выполнения возложенных на них задач, могли бы начать обучение бойцов народного ополчения, истребительных батальонов и запасных полков, выделив для этого необходимое количество офицеров. Понятно, что речь шла о начальной военной подготовке. Инициатива была подержана лично Лаврентием Берией.

Во-вторых, многие военнослужащие конвойных войск подали рапорт об отправке их в действующую армию и их просьбы были удовлетворены. Не следует забывать и о том, что формируемые дивизии войск НКВД комплектовались не только новобранцами, но и теми, кто уже служил, в т. ч. и в конвойных войсках.

Внутренние войска НКВД и «заградотряды»

Другой популярный миф – Лаврентий Берия якобы предложил использовать подразделения внутренних войск в качестве заградительных отрядов. Иосифу Сталину эта идея понравилась. В результате каратели из «заградотрядов НКВД» расстреляли из пулеметов огромное количество бойцов и командиров Красной Армии.

Отдельные недобросовестные историки и журналисты записали в эти мифические подразделения отдельные стрелковые взводы, роты и батальоны, созданные, соответственно, при Особых отделах корпусов, армий и фронтов 19 июля 1941 года приказом НКВД СССР № 00941. Оговоримся сразу – эта идея принадлежала не Лаврентию Берии, а военному и политическому руководству страны во главе с Иосифом Сталиным. Напомним, что решением Государственного Комитета Обороны, датированным 17 июля 1941 года, органы Третьего управления (военная контрразведка) Наркомата обороны были преобразованы в особые отделы НКВД СССР. Последние, цитируя решение ГКО, должны были «решительно бороться со шпионажем и предательством в частях Красной Армии и обеспечить ликвидацию дезертирства непосредственно в прифронтовой полосе».

Для выполнения этой задачи НКВД должен был «дать им вооруженные отряды».

Как использовались эти «вооруженные отряды»? Снова разочаруем тех, кто уже мысленно представил яркую картину: сытые, прекрасно вооруженные, вечно пьяные бойцы этих рот расположились в деревнях прифронтовой зоны и из пулеметов расстреливают бредущих по проселочным дорогам измотанных многодневными боями, пухнущих от голода и падающих с ног от усталости красноармейцев.

Во-первых, численности эти «вооруженных отрядов» физически просто не хватило бы, чтобы перекрыть путь отступления нескольким полкам или дивизиям Красной Армии. Да и к моменту их формирования на Западном фронте, а фактически произошло это не раньше начала августа 1941 года, хаотичное отступление войск Красной Армии почти прекратилось. Да, войска уходили на восток, но только после соответствующего приказа.

Во-вторых, «основная задача особых отделов и войсковых подразделений НКВД заключается в быстрейшем наведение твердого революционного порядка в тылах дивизий, корпусов, армий и фронта и в решительной борьбе с дезертирами, паникерами и трусами». Это цитата из «Инструкции для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникерами».

В четвертом параграфе данного документа говориться о способах решения этой задачи.

«Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, трусами и паникерами осуществляют следующие мероприятия:

а) организуют службу заграждения путем выставления засад, постов и дозоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения, с тем, чтобы исключить возможность какого бы то ни было просачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;

б) тщательно проверяют каждого задержанного командира и красноармейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникеров, бежавших с поля боя;

в) всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать в течение 12-часового срока;

г) всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении предъявителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;

д) в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия тщательных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте.

О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый отдел армии и фронта;

е) приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте в необходимых случаях перед строем;

ж) ведут количественный учет всех задержанных и направленных, в том числе, ведут и персональный учет всех арестованных и осужденных;

з) ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о количестве задержанных, арестованных, осужденных, а также о количестве переданных в части командиров, красноармейцев и материальной части».

Так что никаких пулеметчиков из войск НКВД за спинами бойцов действующей армии не было.

В шестом параграфе данного документа особо подчеркивалось: «Использование войсковых подразделений оперативных групп в других целях, не предусмотренных настоящей инструкцией, категорически запрещается и может быть допущено в исключительных случаях с разрешения начальника особого отдела армии».

А Лаврентий Берия приучил своих подчиненных строго соблюдать любые приказы.

В-третьих, участвовали они и в боевых операциях. Например, в феврале 1942 года: «Силами красноармейцев роты Особого отдела НКВД 56-й армии, взводов при ОО дивизий и красноармейцев 89-го батальона внутренних войск НКВД» была произведена атака на два «немецко-румынских гарнизона», дислоцированных на берегу Азовского моря. В операции участвовало 470 чекистов.

Если говорить об оперативно-служебной деятельности «заслонов Особых отделов» и «заградительных отрядов войск НКВД по охране тыла», то с начала войны по 10 октября 1941 года ими было «задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта». Из них арестовано 25 978 человек, а остальные «632 486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт». Из числа арестованных «по постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстреляно 10 201 человек, из них расстреляно перед строем – 3321 человек».

Заградотряды действительно существовали, но к НКВД они не имели никакого отношения. Первым высказал идею о создании таких формирований… будущий маршал Советского Союза (это звание ему присвоили в 1955 году), а тогда командующий Брянским фронтом генерал-полковник Андрей Иванович Еременко.

12 сентября 1941 года командующим фронтами была направлена директива, которая предписывала:

«1. В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надежных бойцов численностью не более батальона.

2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в установлении твердой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия».

Обоснование необходимости этих жестких мер звучало так: «Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: «Нас окружили!» – и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть, а потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеются на всех фронтах… Беда в том, что твердых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много…»

На практике в заградительные отряды направляли красноармейцев с фронтовым опытом, очень часто после ранений и контузий. Армейские заградительные отряды носили ту же полевую форму, что и вся действующая армия. Об этом прекрасно знали немцы, но почему-то не были осведомлены создатели отечественного телевизионного сериала «Штрафбат». Заградительные отряды были упразднены осенью 1944 года.

Приведенный выше пример «кровожадности» командующего Брянским фронтом – не единственный. Вот, например, цитата из приказа войскам Западного фронта № 0346 от 13 октября 1941 года: «Учитывая особо важное значение укреп[ленного] рубежа (имеются в виду подготовленные в инженерном отношении оборонительные рубежи на ближних подступах к Москве. – Авт. ), объявить всему комсоставу до отделения включительно о категорическом запрещении отходить с рубежа. Все отошедшие без письменного приказа Военсовета фронта и армии подлежат расстрелу».

А вот приказ, подписанный маршалом Георгием Жуковым, не позднее 20 октября 1941 года: «Командующий [фронтом] приказал – передать Военному Совету [5 армии], что если эти группы (имеются в виду разрозненные группы частей и соединений 5-й армии, отходящие на Можайском направлении после прорыва противником фронта обороны. – Авт. ) самовольно оставили фронт, то безжалостно расстрелять виновных, не останавливаясь перед полным уничтожением всех бросивших фронт. Военному Совету задержать всех отходящих, разобраться в этом деле и провести в жизнь указания командующего. Вам необходимо выслать разведку на Семикухово и установить фактическое положение в этом направлении. Ясно ли? Дайте ответ».

Мы не будем касаться судьбы «отдельных групп» военнослужащих из 5-й армии, ставших жертвами исполнения этого приказа Георгия Жукова, а коснемся тех, кого задержали военнослужащие внутренних войск. Для этого мы процитируем еще один документ – «Донесение начальника Можайского сектора охраны московской зоны о задержание военнослужащих».

«Можайским сектором охраны Московской зоны, созданной по решению Государственного Комитета Обороны, за время работы с 15 по 18.10.41 г. задержано 23 064 чел. военнослужащих Красной Армии. Из этого количества задержанных 2164 чел. являются лицами начальствующего состава.

Задержанию подвергались все военнослужащие, как одиночки, так и группы, отходившие от линии фронта в тыл и не имевшие соответствующих документов.

По срокам задержанные распределяются так:

15.10.41 задержано 3291 [чел.], из них начсостава 117 [чел.]

16.10.41 задержано 5418 [чел.], из них начсостава 582 [чел.]

17.10.41 задержано 2861 [чел.], из них начсостава 280 [чел.]

18.10.41 задержано 4033 [чел.], из них начсостава 170 [чел.]

19.10.41 задержано 7461 [чел.], из них начсостава 1015 [чел.]

Все задержанные, за исключением явных дезертиров, выявленных на пунктах сбора при заградительных заставах, направлены в пункты формирований и военным комендантам.

За истекший период задержанные сдавались в следующие пункты: Звенигород, Истра (пункты формирования), Дорохове (представителю 5 армии), Руза (военному коменданту).

Вследствие большого количества задержанных и значительного удаления пунктов формирования от мест задержания, полагал бы целесообразным организовать пункт формирования в пределах границ сектора, что дало бы возможность ускорить доставку задержанных по основным дорогам.

Желательно такой пункт сформировать в районе дороги Боровиха – Одинцово. Кроме того, целесообразно иметь при пунктах сбора на рубежах заградительных застав представителей Военного Совета фронта, которые, располагая ежедневно данными о потребном количестве людей в том или ином соединении, организовывали бы отправку туда задержанных, оружие и транспорт.

О вашем решении прошу меня информировать».

Комментарии излишни. Если командование Красной Армии высказывается о расстреле всех, кто оставил свои позиции, то подчиненные Лаврентия Берии выступают с предложениями о рациональном использовании этих людей. Звучит цинично, но главный герой нашей книги всегда отличался прагматизмом и стремлением максимально эффективно использовать любые ресурсы, в т. ч. и людские. Этим Лаврентий Берия отличался, в лучшую сторону, от многих военачальников Красной Армии, которые особо не ценили жизни солдат. Не зря одного из них в войсках называли «мясником».

Мало кто знает, но возможность вынесения смертного приговора по упрощенной схеме появилась у командования Красной Армии… на первый день войны, когда вступило в силу «Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий». Мы не будем подробно пересказывать все положения этого документа, отметим лишь несколько важных моментов.

Во-первых, военные трибуналы создавались от дивизии и выше.

Во-вторых, «военным трибуналам предоставляется право рассматривать дела по истечении 24 часов после вручения обвинительного заключения». А судьбу обвиняемого решали председатель и два члена трибунала.

И самое важное: «…15. Военным советам округов, фронтов и армий, флотов, флотилий, а также командующим фронтами, армиями и округами, флотами, флотилиями принадлежит право приостановить исполнение приговора с высшей мерой наказания «расстрел» с одновременным сообщением по телеграфу Председателю Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР и Главному Военному Прокурору Красной Армии и Главному Прокурору Военно-Морского Флота Союза ССР по принадлежности своего мнения об этом для дальнейшего направления дела.

16. О каждом приговоре, присуждающем к высшей мере наказания «расстрел», военный трибунал немедленно сообщает по телеграфу Председателю Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР и Главному Военному Прокурору Красной Армии и Главному Прокурору Военно-Морского Флота Союза ССР по принадлежности.

В случае неполучения в течение 72 часов с момента вручения телеграммы адресату телеграфного сообщения от Председателя Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР или Главного Военного Прокурора Красной Армии или Главного Прокурора Военно-Морского Флота Союза ССР о приостановлении приговора таковой приводится в исполнение.

Остальные приговоры военных трибуналов вступают в законную силу с момента их провозглашения и немедленно приводятся в исполнение».

О том, что происходило в первые месяцы войны – знают сейчас все. Об этом написано очень много. В том числе и об отсутствии связи между штабами различного уровня. Поэтому в жизни смертные приговоры выносились без согласования с Москвой. Понятно, что военные юристы (согласно Положению именно ими комплектовались трибуналы) сами не расстреливали осужденных. Это по их приказу исполняли обычно бойцы комендантского взвода или роты, такие же красноармейцы, как и их жертвы. Хотя об этом как-то сейчас не принято говорить.

Каратели или полицейские

Еще один популярный миф – внутренние войска, войдя в освобожденные Красной Армией районы, занимались исключительно уничтожением мирного населения. А чем же еще должны заниматься войска «врага народа» Лаврентия Берии?

В жизни все было по-другому. В качестве примера фрагмент отчета о деятельности войск НКВД СССР по охране тыла за апрель – июнь 1944 года.

«…Задержано для проверки 267 141 человек, из них:

• военнослужащих – 115 973;

• гражданских – 151 168.

В числе задержанных военнослужащих:

Неорганизованно отходивших с поля боя – 615 чел.

Отставших от своих частей – 25 364.

Вышедших из окружения – 243.

Находившихся в тылу у противника – 5288.

Нарушителей приказа НКО № 0860–2466.

С неправильно оформленными документами – 81 997.

Среди задержанных гражданских лиц:

Уклонившихся от призыва в Красную Армию – 22 949.

Бежавших с оборонных работ – 509.

Незаконно возвратившихся в полосу отселения – 61 157.

Без документов – 30 799.

Нарушителей прифронтового режима – 21 755.

Подозрительных элементов – 13 978.

Кроме того, в тылу 1-го Прибалтийского, 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов задержано при попытке пробраться через линию фронта – 4835 солдат и офицеров немецкой армии и 182 власовца.

При фильтрации задержанных разведывательными органами войск НКВД по охране тыла фронтов разоблачено:

Агентуры противника – 1592.

Изменников и предателей – 1838.

Полицейских и карателей – 762.

Немецких ставленников и пособников – 1267.

Участников бандпроявлений – 2604.

Дезертиров Красной Армии – 7573.

Мародеров –251.

Прочего преступного элемента – 2250.

В числе разоблаченной агентуры противника – 26 агентов-парашютистов.

Задержанные и разоблаченные переданы:

На сборные пункты Красной Армии – 22 492.

В свои части и военным комендантам – 70 829.

В лагеря НКВД – 6526.

Органам НКВД и НКГБ по территориальности – 13 455.

Органам контрразведки «Смерш» – 9926.

Прокуратуре – 9926.

В органы милиции – 40 722.

Остальные по выяснению личностей освобождены».

Если провести несложные математические расчеты, то получается, что из 267 141 задержанных после проверки на свободу было отпущено 102 800 человек. К этому количеству следует добавить возвращенных в свои части военнослужащих Красной Армии, которых задержали из-за неправильно оформленных документов и бдительности военнослужащих НКВД, а это еще 70 829 человек, а также тех, кого призвали в Красную Армию – 22 492 человека. Итого: 196 121 человек.

Дотошный читатель может сказать, что весной 1944 года Красная Армия еще не вела боевых действий на территории Германии и поэтому «каратели» из войск НКВД относились к мирному населению либерально. А вот когда вступили на территорию главного противника, то…

А ничего не изменилось. Достаточно вспомнить о характере специальной боевой подготовки личного состава по охране тыла фронта накануне начала Восточно-Прусской стратегической наступательной операции. Это: «Организация службы на охраняемом участке», «Ликвидация вооруженной банды, засевшей в отдельном строении», «Порядок конвоирования задержанных». Таковы темы плановых занятий с личным составом стрелковых подразделений.

А что уж говорить о повестках партийных и комсомольских собраний: «Задачи коммунистов и комсомольцев в период штурма города Кенигсберг», «Моральный облик воина-пограничника», «Кто ослабляет дисциплину и теряет бдительность, тот совершает преступление перед Родиной» и т. п.

Если говорить о мирном населении, то, например, перед началом штурма Кенигсберга из прифронтовой полосы было выселено огромное количество людей. Благодаря этому им была спасена жизнь. Другой важный момент – борьба с многочисленными бандами и дезертирами, терроризировавшими местное население. Кто этим занимался? Внутренние войска. Именно чекисты создавали военные органы гражданского управления – фактически восстанавливали парализованную боевыми действиями местную власть и спасали населенные пункты от анархии и разгула бандитизма.

По данным уголовного розыска

Лаврентию Берии, как наркому внутренних дел, приходилось заниматься еще проблемами борьбы с уголовным бандитизмом.

«По данным Отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР в 1941–1943 гг. по Советскому Союзу было ликвидировано 9161 вооруженных групп общей численностью 54 130 человек, из них на Северном Кавказе действовало 963 (13,5 %) бандгруппы, в которых состояли 17 563 (32,5 %) преступника. В первой половине 1944 года по Союзу было пресечено действие 1727 подобных бандформирований численностью 10 994 человека, из них на Северном Кавказе – соответственно 145 (8,4 %) бандгрупп и 3144 (28,6 %) преступников состояло в них».

И это только вершина айсберга. В годы Великой Отечественной войны резко возросло число совершенных преступлений (кражи, грабежи, разбои и убийства). Разговор о том, почему это произошло, выходит за пределы нашей книги. Отметим лишь, что среди причин криминализации советского общества – огромное количество дезертиров.

Оговоримся сразу – большинство «дезертиров» в хаосе отступления просто отстали от своих частей или сами воинские подразделения почти полностью были уничтожены. Большинство этих людей, после короткой проверки органами, вновь становились бойцами Красной Армии. Хотя кое-кто сознательно избегал службы в армии. Например, по данным сотрудников Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР с июня 1941 года по сентябрь 1944 года было арестовано 1 666 891 «уклонистов» (не желавших служить в Красной Армии) и дезертиров. Много это или мало? Для сравнения – за три года войны на территории центральных областей РСФСР было изъято «агентов, ставленников и пособников» 16 650 человек, а всего по Советскому Союзу 20 439 человек. Остальные ушли на Запад вместе с отступающими частями вермахта или скрывались в лесах и горах.

Фактически 1,7 миллиона человек вступили в конфликт с законом и оказались на нелегальном положении. По-разному складывалась их дальнейшая судьба. Кто-то много лет прятался на чердаках и в лесных землянках, питаясь принесенной родственниками и местными жителями едой. Кто-то перешел на сторону врага, а кто-то с оружием в руках добывал себе пропитание. Например, 14 ноября 1941 года в Ярославле при проверке документов сотрудниками милиции был обнаружен дезертировавший из Красной Армии М. В. Романов, ранее дважды судимый за хулиганство и прогул. При задержании он оказал вооруженное сопротивление – убил одного из милиционеров, а также ранил женщину и ее одиннадцатилетнюю дочь. В Костроме 22 ноября 1941 года при попытке задержания двух дезертиров один работник уголовного розыска погиб, а второй был ранен.

С осени 1941 года чекисты с тревогой констатировали, что дезертиры начали объединяться в группы. В октябре 1941 года из войсковой части, находившейся в районе Волхова, дезертировало четверо красноармейцев. С собой они унесли две винтовки, два револьвера и две гранаты. Они вернулись к себе на родину в Чухломской район Ярославской области, где поселились в вырытой в лесу землянке. Они начали терроризировать местное население и ограбили несколько государственных складов. Сотрудники НКВД 22 февраля 1942 года попытались ликвидировать банду. В результате операции погибло восемь сотрудников правоохранительных органов и один из бандитов. Остальных преступников задержали через несколько суток. Всего же в 1942 году в Ярославской области при задержании дезертиров погибло десять сотрудников НКВД и было убито 10 бандитов. Было ликвидировано 47 дезертирско-бандитских групп и арестовано 158 их членов. Самая крупная из них действовала в Углическом районе и насчитывала 16 человек. Кроме этого арестовано 45 бандитов-одиночек. В ходе операций изъято 7 автоматов, 58 винтовок, 46 охотничьих ружей, 55 револьверов, 26 гранат, 3892 патронов и 49 ножей.

Осенью 1942 года в лесах и болотах Владимирской области начали действовать вооруженные группы «торфяников», ликвидировать которые правоохранительные органы смогли лишь к концу войны.

В 1943 году на территории Ярославской области было 46 бандитско-дезертирских групп, в результате чего было арестовано 113 человек. К ним следует добавить еще 31 задержанного бандита-одиночку. У них изъято 20 автоматов, 57 винтовок, 150 револьверов, 29 гранат, 55 ружей, много боеприпасов и холодного оружия. При ликвидации банд 20 преступников убито и семь ранено. Потери милиции – один погибший и четверо раненых.

Милиция физически не могла бы в одиночку справиться с армией бандитов. Поэтому ей на помощь пришли внутренние войска НКВД СССР. Рассказ о героическом ратном труде этих людей – тема для отдельной книги. Отметим лишь, что за период Великой Отечественной войны внутренние войска провели 9292 операции по борьбе с бандитизмом, уничтожили 47 451 и захватили в плен 99 732 бандита. Это без учета успехов пограничных войск, также входивших в НКВД. «Зеленые фуражки» ликвидировали 828 банд, в которые входило еще 48 тысяч бандитов.

О масштабах и опасности для страны бандитизма на завершающем этапе Великой Отечественной войны свидетельствует такой малоизвестный факт. 9 декабря 1944 года штабы истребительных батальонов областных управлений НКВД были расформированы, а их сотрудники вошли в состав аппаратов органов по борьбе с бандитизмом. Штаб истребительных батальонов НКВД СССР был включен в ГУББ НКВД СССР. Фактически Лубянка получила в свое распоряжение крупные и мобильные силы, имеющие опыт участия в охоте на немецких диверсантов, уничтожения десантов противника и ведения партизанской войны.

Бериевские стрелки

В 1932 году было утверждено звание «Ворошиловский стрелок». Согласно положению об этом звании «право на получение значка имеют все члены Осоавиахима, активно участвующие в социалистическом строительстве и укреплении обороноспособности СССР, овладевшие начальными стадиями стрелковой подготовки и выполнившие соответствующие нормы». Политическое управление Красной Армии поддержало это движение, и оно распространилось на Вооруженные Силы. Было объявлено Положение о порядке награждения знаком «Ворошиловский стрелок» в РККА и РККФ. Норма сдачи на знак «Ворошиловский стрелок» была приравнена к выполнению Курса стрельб 1932 года. Право награждать знаком получили командиры отдельных частей. Сдавали на право носить знак «Ворошиловский стрелок» (с 1940 года его заменил знак «За отличную стрельбу») и военнослужащие внутренних войск.

Об этом мало кто знает, но еще до Великой Отечественной войны по инициативе Лаврентия Берии в штаты подразделений по охране железнодорожных сооружений, особо важных предприятий промышленности и конвойных войск НКВД были введены снайперские отделения. А в 1942 году началась массовая подготовка снайперов.

Широкое развитие снайперское движение получило на Ленинградском фронте. Военный совет фронта обратился к бойцам и командирам с призывом развернуть в частях соревнование по истреблению фашистских оккупантов. Активно откликнулись на этот призыв мастера меткого огня 1-й, 21-й дивизий и других частей внутренних войск НКВД.

С ноября 1941 года по 20 января 1942 года двое снайперов отдельной разведывательной роты 1-й дивизии войск НКВД Иван Вежливцев и Петр Голиченков уничтожили, соответственно, 134 и 140 солдат и офицеров противника. 6 февраля 1942 года им было присвоено звание Героя Советского Союза. Оба вернулись с войны живыми и с погонами лейтенантов.

В мае 1942 года командование внутренних войск обязало командиров частей «провести глубокую проверку огневой выучки личного состава из всех видов оружия по полной программе обучения огневой подготовке. Лучших стрелков собрать в снайперские команды и организовать с ними месячные сборы». Началась массовая подготовка снайперских команд.

Подготовка проходила в два этапа. На первом, в течение 12 дней, изучалась материальная часть оружия, теория стрельбы, практика наблюдения и выбора огневых позиций, их оборудование и маскировка. Второй этап – непосредственная стажировка в боевых порядках фронта. После завершения обучения военнослужащий возвращался в свою часть.

Вот результаты деятельности снайперов из 73-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог на Ленинградском, Волховском и Северо-Западном фронтах. В течение 1942 года они истребили 17 259 солдат и офицеров противника. А их коллеги (464 снайпера) из 1-й дивизии к июню 1942 года уничтожили 2288 солдат и офицеров противника. Не меньших успехов достигли снайпера из 23-й дивизии.

«На 5 сентября 1942 года снайперские команды, сдавая практические стрельбы на передовых линиях фронта, истребили 2101 фашистского мерзавца, уничтожили 6 стереотруб, 9 перископов, 4 снайперских поста и одну землянку противника».

Потери снайперской команды: семь убитых и 15 раненных.

С 18 по 28 января 1943 года в Москве был проведен слет снайперов НКВД всех фронтов. В его работе приняло участие 309 человек. После четырехдневного инструкторско-методического семинара прошла боевая стажировка. В ходе нее сводный батальон снайперов из участников слета за десять суток уничтожил 2375 военнослужащих вермахта, и 28 снайперов были награждены медалями.

В 1943 году на Ленинградском фронте действовало 3023 снайпера. Ими было уничтожено 53 518 солдат и офицеров противника.

Так же впечатляют боевые успехи снайперов войск НКВД Украинского округа в 1943 году.

«Из 1729 снайперов войск округа 960 человек прошли боевую стажировку в боевых порядках передовых частей и соединений Красной Армии. Снайперами убито 7930 немецких солдат и офицеров, за что Военным советом Украинского фронта награждено орденами и медалями 247 человек… На боевой стажировке наши потери убитыми и ранеными 61 человек».

Из имеющихся обобщенных данных о боевой деятельности снайперов войск НКВД особого внимания заслуживают сведения, приведенные генерал-лейтенантом А.Н. Аполлоновым в докладе наркому внутренних дел в середине 1943 года: «… По состоянию на 30 июня сего года…в войсках подготовлено 27 604 снайпера, из которых 19 932 человека прошли боевую стажировку в частях действующей армии. За время стажировки снайперами войск НКВД уничтожено 216 640 солдат и офицеров противника. Наши потери составляют 1158 человек…»

Советское правительство высоко оценило вклад снайперов войск НКВД в общее дело победы над врагом. 2289 снайперов к лету 1943 года были награждены орденами и медалями.

А вот успехи «подготовленных в войсках НКВД по охране тыла фронтов и проходящих стажировку в боевых порядках частей Красной Армии» снайперов в апреле – июне 1944 года. За этот период ими «было выведено из строя убитыми и раненными – 8025 солдат и офицеров противника». Потери снайперских команд – 12 убитых и 11 раненных.

Вот такими вот войсками командовал главный герой нашей книги нарком внутренних дел Лаврентий Берия.

Читать далее — Александр Север Берия и НКВД накануне и в годы Великой Отечественной войны — Глава восьмая. Спецназ Лаврентия Берии


Leave a Reply