Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


Александр Север Берия и НКВД накануне и в годы Великой Отечественной войны — Глава восьмая. Спецназ Лаврентия Берии

Posted by

Александр Север Берия и НКВД накануне и в годы Великой Отечественной войны — Глава седьмая. Мифы и правда о войсках НКВД

Глава восьмая

Спецназ Лаврентия Берии

В Советском Союзе, когда возникала потребность рассказать о деятельности спецотрядов НКВД в тылу врага, то можно было говорить лишь исключительно об ОМСБОНе.

Согласно официальной советской версии это уникальное подразделение было сформировано непонятно кем и непонятно по чьей инициативе в начале июля 1941 года в Москве на стадионе «Динамо», а в нем служили исключительно спортсмены и студенты столичных вузов.

Любой желающий может прочесть на мемориальной доске, установленной на стене северной трибуны стадиона «Динамо» в Москве, такой текст: «Здесь, на стадионе «Динамо», в суровые дни Великой Отечественной войны, 27 июня 1941 г., из спортсменов-добровольцев были сформированы первые отряды Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН), героически сражавшейся на фронтах и в тылу немецко-фашистских захватчиков»

О подвигах «динамовцев» были написаны сотни художественно-документальных книг и сняты десятки кинофильмов. Книга Дмитрия Медведева «Это было под Ровно» на многие годы стало бестселлером у подрастающего поколения. А для взрослых «предназначалась» серия сборников под общим названием «Динамовцы в боях за Родину», редактором которой был «Анатолий Андреев». Мало кто знал, что под этой фамилией скрывался человек, провожавший за линию фронта всех героев этих сборников и встречавших их после выполнения задания.

Войска Особой группы

При этом ни в одной из этих публикаций вы не сможете прочесть, что инициатором создания этого уникального подразделения был… правильно, «враг народа» Лаврентий Берия.

В 1953 году следователи припомнили ему этот факт его трудовой деятельности на посту наркома. Обвинили его в том, что планировал использовать спецназ, а по-другому ОМСБОН не назовешь, для захвата власти в стране. В текст обвинительного заключения этот эпизод, правда, не вошел.

Нарком внутренних дел Лаврентий Берия приказом от 27 июня 1941 года поручил создать «войска Особой группы при народном комиссариате внутренних дел СССР» Павлу Судоплатову. С июня по октябрь 1941 года это воинское подразделение находилось в подчинении у последнего. До недавнего времени официальные историки не только игнорировали факт непосредственного подчинение этого воинского формирования Лавренитию Берии, но часто неверно называли фамилии его командиров.

Доходило порой до абсурда. В монографии «Ненависть, спрессованная в тол» (на нее ссылаются почти все современные журналисты и историки, рассказывающие об ОМСБОНе), написанной ветеранами этого уникального подразделения Александром Зевелевом, Феликсом Курлатом и Александром Казицким, можно прочесть такую фразу: «Начальником Особой группы был Павел Михайлович Богданов». Странно, но в июле 1941 года этот человек был начальником Главного управления пожарной охраны НКВД СССР и продолжал занимать этот пост в 1944 году.

А вот начальником штаба войск Особой группы был в действительности Вячеслав Гриднев. Разведкой руководили Антуфеев и майор Б. К. Спиридонов. После октября 1941 года непосредственно Павлу Судоплатову, как начальнику Второго отдела – Четвертого управления НКВД-НКГБ СССР, подчинялась лишь школа специалистов (разведчиков и диверсантов), которая входила в штатную структуру войск Особой группы. Ее официальное название – Учебный центр подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов для деятельности в тылу противника. А войска Особой группы – Лаврентию Берии. Хотя они регулярно передавались в оперативное подчинение различным военачальникам Красной Армии.

Войска Особой группы при наркоме внутренних дел Лаврентии Берии первоначально имели такую структуру:

• штаб из командно-начальствующего состава Главного управления пограничных войск (ГУПВ) и Главного управления местной противовоздушной обороны (ГУМПВО) НКВД СССР;

• пять отрядов численностью 100 человек каждый из слушателей Высшей школы войск НКВД и курсов усовершенствования НКГБ;

• саперно-подрывная рота численностью 90 человек из военнослужащих отдельной мотострелковой дивизии особого назначения (ОМСДОН) НКВД и 3-го полка МПВО.

В таком виде войска Особой группы при наркоме внутренних дел Лаврентии Берии просуществовали недолго.

Первое переформирование подразделения произошло уже 6 июля 1941 года. При Особой группе при наркоме внутренних дел Лаврентии Берии была сформирована 1-я бригада в составе четырех батальонов. В каждом батальоне по три отряда, в каждом отряде по три группы, в каждой группе три звена.

1-й батальон состоял из личного состава слушателей учебных заведений НКВД СССР и НКГБ СССР;

2-й батальон был укомплектован посланцами Коминтерна – эмигрантами-антифашистами (испанцами, болгарами, немцами, австрийцами, чехами и др.), костяк которых составляли бывшие бойцы и командиры интернациональных бригад, сражавшихся в Испании с франкистским режимом;

3-й и 4-й батальоны – добровольцы из числа представителей рабочей молодежи, а также спортсменов – преподавателей и студентов Центрального государственного ордена Ленина института физической культуры и воспитанников всех без исключения добровольных спортивных обществ столицы.

В соответствии с приказами по Особой группе № 2 от 14 июля и № 7 от 16 июля 1941 года была сформирована 2-я бригада в составе 3 батальонов и саперной роты.

• 1-й батальон состоял из сотрудников органов госбезопасности и внутренних дел (в т. ч. милиции и пожарной охраны), прибывших из оккупированных немцами республик Прибалтики, западных областей Украины и Крыма.

• 2-й и 3-й батальоны – из комсомольцев, направленных ЦК ВЛКСМ. Так как большинство комсомольцев Москвы уже было мобилизовано в действующую армию, то 4 сентября 1941 года ЦК ВЛКСМ принял постановление «О мобилизации комсомольцев на службу в войска Особой группы при НКВД СССР». Эта вынужденная мера позволила провести так называемую комсомольскую разверстку уже не только в Москве, но и на территории не менее чем четырнадцати областей РСФСР. Ее результат – в ряды будущих диверсантов-разведчиков добровольно влились еще «800 городских и сельских комсомольцев».

Бригада дислоцировалась на стрельбище ОСОАВИАХИМа (Общество содействия армии и флоту, авиационному и химическому строительству) в Мытищах, а с 31 августа 1941 года в подмосковном городе Пушкине.

Командиром 1-й бригады со 2 августа 1941 года стал полковник Михаил Орлов, командиром 2-й бригады был назначен подполковник Н. Е. Рохлин, бывший до этого преподавателем военных дисциплин Высшей школы войск НКВД. Начальником штаба особой группы был комбриг Павел Богданов. Приказом № 16 от 5 августа 1941 года начальником штаба особой группы был назначен полковник Михаил Орлов. После этого командиром 1-й бригады стал подполковник Н. Е. Рохлин, а командиром 2-й бригады майор Сергей Вячеславович Иванов. Комиссаром 2-й бригады стал лейтенант госбезопасности Сергей Стехов, начальником разведотделения 2-й бригады – старший лейтенант Михаил Прудников.

Приказом № 22 от 16 августа зам. начальника штаба особой группы стал полковник Иван Третьяков (до этого начальник отделения отдела боевой подготовки ГУ МПВО НКВД).

Рождение ОМСБОНа

Приказом НКВД СССР № 00481 от 5 октября 1941 года войска Особой группы при наркоме внутренних дел Лаврентии Берии были переформированы в отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД, состоящую из двух мотострелковых полков и отдельных подразделений. При этом 1-я бригада была переформирована в 1-й полк, а 2-я бригада – во 2-й полк. В штат бригады была введена школа младшего начсостава и специалистов. ОМСБОН дислоцировался в пригороде столицы – Мытищах.

Одним полком командовал бывший начальник штаба – Вячеслав Гриднев, а другим – майор А. К. Самцев. Командиром ОМСБОНа руководство НКВД СССР назначило полковника Михаила Орлова.

Добавим, что 1-й полк состоял из 4 батальонов:

• 1-й батальон был укомплектован чекистами и курсантами Высшей школы НКГБ-НКВД СССР

• 2-й батальон – из интернационалистов, добровольцев, присланных по путевке Коминтерна (испанцев, австрийцев, немцев, итальянцев, поляков, болгар)

• 3-й и 4-й батальоны состояли из спортсменов, студентов институтов физкультуры, работников спортивных обществ, направленных ЦК ВЛКСМ.

Этот полк дислоцировался на стрельбище «Динамо» в Мытищах.

В марте 1942 года 2-й мотострелковый полк ОМСБОН передислоцирован в город Бабушкин, а затем на станцию Зеленоградская. Здесь он и был расформирован 29 ноября 1943 года. Его личный состав был использован для укомплектования 2-го парашютно-десантного батальона минеров ОООН (отдельный отряд особого назначения) с теми же задачами выполнения спецзаданий в тылу врага.

Кто командовал и кому подчинялся ОМСБОН

Выше мы уже упоминали о том, что первым командиром ОМСБОНа с июня по октябрь 1941 года был Павел Судоплатов.

За время существования этого подразделения им командовало еще двое:

С октября 1941 года по август 1942 года – командир бригады полковник Михаил Орлов.

С август 1942 года по октябрь 1943 года – командир бригады подполковник Вячеслав Гриднев.

С октября 1943 года по октябрь 1945 года – командир отряда полковник Михаил Орлов.

В архивных документах лаконично отражен перечень лиц, чьи спецзадания на фронте и в тылу врага они выполняли:

• «народного комиссара внутренних дел;

• народного комиссара госбезопасности;

• начальника 4-го управления НКГБ;

• командира 2-го ОМСДОН, которому подчинялась в октябре-декабре 1941 года.

Через замнаркома внутренних дел, замнаркома госбезопасности и начальника 4-го управления НКГБ Павла Судоплатова ОМСБОН выполнял задания:

• Ставки Верховного Главнокомандования,

• штаба обороны города Москвы (октябрь-декабрь 1941 года),

• командования 16-й армии Западного фронта (1941–1942),

• командующего Западным фронтом (1941–1943),

• штаба обороны Главного Кавказского хребта (1942–1943),

• командующих Северо-Кавказским (1942–1943), Закавказским (1942–1943), Брянским (1942–1943), Центральным (1943), Белорусским (1943) фронтами».

После ознакомление с этим списком кто-то из читателей может решить, что командующие фронтами активно участвовали в организации партизанского движения в тылу врага.

На самом деле ОМСБОН был универсальным подразделением, которое указанные выше военачальники и руководители органов госбезопасности использовали для решения собственных задач. Снова процитируем строки из документа, хранящегося в Российском государственном военном архиве: «Боевая деятельность ОМСБОН на фронте началась в октябре 1941 года. В течение 1941–1943 гг. бойцами ОМСБОНа выполнялись следующие задачи:

1) оперативно-боевые на фронте, ведя общевойсковые бои под Москвой,

2) специальные задачи на фронте по устройству инженерных заграждений или снятию их (противопехотных и противотанковых препятствий) на дальних и ближних подступах к Москве, Кавказскому хребту (1941–1943),

3) спецзадачи по разминированию оборонных объектов государственной важности (мосты, предприятия, электростанции, железнодорожные сооружения, правительственные здания) в Москве, Харькове, Киеве, Гомеле, Смоленске, Туле, Курске, Вязьме, Калуге, Сталинграде, Грозном, Майкопе, Моздоке, Краснодаре, Орджоникидзе (ныне Владикавказ) и в Крыму (1941–1943),

4) оперативно-боевые задачи по обеспечению государственной безопасности страны,

5) специальные боевые и разведывательные задачи в тылу врага, действуя подразделениями, мелкими группами и индивидуально с выброской на оккупированную территорию врага и в его глубоком тылу в пределах: западных областей РСФСР, Украины, Белоруссии, Карело-Финской ССР, Латвии, Литве, Молдавии, Польше, Чехословакии, Румынии, Германии».

Отдельным абзацем отмечена деятельность этого подразделения в тылу врага.

«С января 1942 года ОМСБОН формирует и готовит отряды и группы специального назначения для выполнения задач в тылу врага. Они готовились по особой программе с учетом поставленных перед ними задач и находились в оперативном подчинении 4-го управления НКГБ».

Кадры

ОМСБОН был сформирован в системе войск НКВД, которые также перед войной подчинялись Лаврентию Берии. Изначально его планировали использовать для выполнения задач в тылу противника. Это отразилось на кадровой политике. По утверждению историков:

«Личный состав бригады комплектовался сотрудниками центрального аппарата НКВД – НКГБ, в том числе из Главного управления пограничных войск, курсантами Высшей школы НКВД, личным составом органов милиции и пожарной охраны, добровольцами-спортсменами Центрального государственного института физической культуры, ЦДКА и общества «Динамо», а также мобилизованными по призыву ЦК ВЛКСМ комсомольцами».

С момента создания этого войскового подразделения в него начали откомандировывать слушателей Высшей школы НКВД СССР. Понятно, что делалось это по приказу Лаврентия Берии. Например, уже 26 июня 1941 года в спецотряд при Особой группе при наркоме внутренних дел СССР было направлено 140 человек. На следующий день 156 слушателей курсов усовершенствования руководящего состава Высшей школы. А 17 июля 1941 года в спецотряд Особой группы были откомандированы слушатели литовского и латвийского курса (всего 78 человек), а также слушатели польского, чехословацкого и румынского курсов (70 человек). В 1943 году командир ОМСБОНа Вячеслав Васильевич Гриднев отмечал, что только с июня по октябрь 1941 года на укомплектование войск Особой группы прибыло 457 человек.

Согласно данным, содержащимся в справке начальника Высшей школы НКГБ генерал-майора Л. Ф. Баштакова от 20 марта 1946 года: «За период Отечественной войны с германским фашизмом в Школе подготовлено-1943 человека:

[…]

Из общего количества обучавшихся в школе использовано на работе в центральном аппарате Наркомата (в т. ч. и в 4-м Управлении. – Авт. ) – 182 человека;

[…]

для работы по особым заданиям (4-е Управление и отдел «В» НКВД-НКГБ СССР) подготовлено – 367 человек…»

Справедливости ради отметим, что ОМСБОН и сам стал центром подготовки не только профессиональных разведчиков и диверсантов, но и представителей множества других военных профессий.

«С 1941 по 1944 год было подготовлено:

• 212 спецотрядов и специальных диверсионно-разведывательных групп общей численностью 7316 человек, при этом, начиная с февраля 1942 год, в тыл противника с диверсионно-разведывательной миссией заброшено 108 спецотрядов и разведгрупп общей численностью 2537 человек плюс свыше пятидесяти одиночных разведчиков;

• 603 радиста,

• 534 инструктора-подрывника,

• 5255 подрывников,

• 126 водителей,

• 107 минометчиков,

• 305 снайперов,

• более 3000 парашютистов,

• 61 санинструктор,

• 80 химинструкторов».

К этому следует добавить, что инструкторами ОМСБОНа было подготовлено свыше 3500 подрывников из числа военнослужащих и гражданских лиц, воевавших в партизанских отрядах». О высоком уровне обучения косвенно свидетельствует такой факт. 5172 человека были награждены боевыми орденами и медалями. Многие из них – посмертно…

ОМСБОН в дни битвы за Москву

В середине 1943 года командир бригады Вячеслав Гриднев подготовил доклад о боевой деятельности своего подразделения за период с 27 июня 1941 года по 27 июня 1943 года. Согласно тексту этого документа: «Боевая деятельность бригады началась в октябре 1941 года… Первоначально бригада получила задачу по обороне непосредственно города Москвы, а в дальнейшем принимала участие по обороне дальних и ближних подступов к Москве и ряд других задач на участке Западного и Брянского фронтов…

15.10.1941 года бригада была передана в оперативное подчинение командира 2 МСД (мотострелковая дивизия. – Авт. ) НКВД, с приданными артдивизионом и танковым батальоном, получила следующую задачу: «Оставаясь в резерве командования 2 МСД подготовить к обороне ряд площадей: Свердлова, Красной площади, Маяковского и Пушкина с целью не допустить прорыва противника через Садовое кольцо и одновременно быть готовым действовать в районах Ржевского (сейчас Рижского. – Авт. ) вокзала, Ленинградского шоссе, Волоколамского шоссе, поддерживая революционный порядок на вверенных территориях…»

Упомянутая в тексте документа 2-я МСД была сформирована по приказу НКВД № 001479 от 7 октября 1941 года и официально называлась 2-й мотострелковой дивизии особого назначения (2-й ОМСДОН). Все годы Великой Отечественной войны она дислоцировалась в Москве, а в октябре 1945 года была расформирована. Фактически все годы войны она охраняла руководство страны. В 1941 году 2 МСД (будем называть его, как в отчете Вячеслава Гриднева) была усилена за счет ОМСБОНа. Как мы видим, Иосиф Сталин доверил защиту последнего рубежа войскам НКВД, в чьей боеспособности он смог убедиться в первые месяцы войны.

В «Боевом приказе 2-й мотострелковой дивизии войск НКВД о прикрытие подступов к Москве с Севера и Севера-Запада от 15 октября 1941 года» сказано: «Резерв – отдельная бригада и танковый батальон – расположить к 8.00 16.10.41. в районах площадей Маяковского и Пушкина».

Территориально это почти центр города. Два рубежа на одной из магистралей, ведущих к Кремлю. Если противник сумеет прорвать здесь оборону, то танки смогут достичь Красной площади меньше чем за полчаса. Поэтому не случайно в «Боевом донесении командира 2-й мотострелковой дивизии и.о. начальника войск НКВД СССР о положение на участке дивизии от 16 октября 1941 года» указано об усиление отдельной бригады двумя батареями.

Сухие строки отчета полностью не отражают произошедшие 16 октября 1941 года. В тот день личный состав ОМСБОНа был поднят по тревоге. Спешные сборы, погрузка в грузовики и колонна по заполненным беженцами и эвакуируемыми жителями столицы шоссе едет навстречу людскому потоку.

Согласно «Боевому приказу 2 мотострелковой дивизии об обеспечение революционного порядка в Москве» от 20 октября 1941 года: «В связи с введением осадного положения в г. Москве 2-ой дивизии поставлена задача обеспечить революционный порядок в г. Москве».

На практике это означало рассредоточение подразделений дивизии по всему городу и выделение каждой своей «зоны ответственности». Был свой сектор обороны и у ОМСБОНа. В случае прорыва противником обороны в Подмосковье бойцы этого подразделения должны были ценной собственной жизни задержать продвижение передовых частей вермахта.

«Отдельная мотострелковая бригада особого назначения 24.10.41 получила задачу подготовить к обороне сектор: справа – площадь Дзержинского, станция «Москва-3» Ярославской ж.д.; слева – Пушкинская площадь, станция Красная Пресня до линии Западной ж.д..». Фактически процитированные выше документы свидетельствуют о том, что уличные бои в центре города предстояло вести только бойцам войск наркома внутренних дел Лаврентия Берии. Фактически последнему Сталин доверил свою жизнь. Ведь планировалось, что руководство страны будет эвакуировано из столицы в последний момент, когда станет ясно – город не удержать.

А вот малоизвестные детали операции по минированию подступов к Москве осенью 1941 года. Снова процитируем доклад командира ОМСБОНа.

«С 23.10 по 27.11 из состава бригады для выполнения задач штаба обороны г. Москвы по устройству инженерных заграждений и минированию дорог и дорожных сооружений на подступах к г. Москве на Можайском, Нарофоминском, Останкинском, Подольском, Ленинградском, Волоколамском направлениях выделено 290 человек подрывников-минеров».

Опыт использования минеров из ОМСБОНа оказался успешным.

«С 17.11 по 28.12 для выполнения задания Ставки Верховного Главнокомандования в оперативную группу инженерных заграждений генерал-майора Галецкого был выделен сводный отряд численностью 770 человек, который проводил минно-взрывные заграждения на северных подступах к Москве, выполняя работы на фронте 30, 16-й и 10-й армий.

В ноябре – декабре 1941 года отряд численностью 230 человек производил минно-взрывные заграждения на Ленинградском шоссе от Солнечногорска до Химок и на Дмитровском шоссе».

Об этом написано достаточно много, поэтому мы не будем останавливаться на этом боевом эпизоде деятельности отряда.

Выше мы уже писали, что первые рейды бойцов ОМСБОНа по тылам противника были связаны с выполнением работы армейских разведчиков и диверсантов, а не с раздуванием «пожара народной борьбы» в тылу врага. Снова цитата из документа.

«С октября 1941 года по февраль 1942 года… бригада выполняла задания по разведке противника на подступах к г. Москве с направлений Ярославского, Ленинградского, Волоколамского, Можайского, Калужского и Подольского шоссе».

Хотя порой вместо разведывательно-диверсионных операций в тылу противника бойцам приходилось сражаться на передовой в качестве обычных стрелковых частей.

«В январе-феврале 1942 года выделенные бригадой четыре отряда численностью 315 человек, подготовленные для перехода линии фронта в районе Сухиничи, из-за сложившийся обстановки командованием 10-й и 16-й армий использовались как команды лыжников в общевойсковом бою, для войсковой разведки и рейдов в немецкий тыл противника…»

Один из отрядов лыжников был почти полностью уничтожен при попытке захвата деревни Хлуднево. Всех участников армейской операции наградили посмертно, а тот бой у Хлуднево стал элементом официального эпоса о подвигах ОМСБОНа. Потом, правда, признали, что операция с самого начала была обречена на «провал» – армейская разведка дала неправильные сведения о численности гарнизона противника, да и в случае захвата населенного пункта горстка диверсантов с Лубянки не смогла бы его удержать.

И это не единичный пример использования бойцов ОМСБОНа для решения задач, которые не могли решить другие подразделения.

Супермены с Лубянки

Об эффективности деятельности этих разведывательно-диверсионных групп свидетельствует такой факт. В октябре 1943 года командующий 8-й германской армией издал приказ № 4969/43с, в котором были такие строки: «Способы и методы борьбы отрядов русских парашютистов показали их хорошую подготовку. Охотничья ловкость есть неотъемлемая черта каждого бойца. Поведение их в самых критических положениях исключительное. Противник старается избавиться от надоедливых наблюдателей без единого выстрела, криков «ура» и шума. Даже когда противник не имел боеприпасов, он защищался с диким фанатизмом. Каждый парашютист был вооружен кинжалом, который он искусно пускал в ход…»

В качестве примера два эпизода из деятельности ОМСБОНа.

В 1942 году на Ленинградском фронте спецотряд под командованием Григория Бояринова в ходе специальной операции уничтожил штаб итальянской пехотной дивизии. В качестве трофеев советскому командованию достались секретные документы, переписка штаба с частями германской армии.

Легендой стала другая операция, проведенная на том же фронте, но уже в 1943 году. Тогда диверсанты с Лубянки уничтожили стратегически важный железнодорожный мост в Ленинградской области. Через него шла кратчайшая дорога, которая использовалась для переброски войсковых резервов и подвоза боеприпасов. Ликвидировать мост следовало во что бы то ни стало. В силу разных причин ни штурмовая авиация, ни партизаны, базировавшиеся поблизости, не сумели разрушить его, и тогда операцию поручили одной из групп ОМСБОНа. Из состава бригады оперативно была откомандирована команда водолазов количеством 5 человек. Задача по уничтожению моста осложнялась тем, что действовать предстояло глубокой осенью. По реке плыло ледяное «сало» и температура воды не превышала нескольких градусов. Пятерка водолазов сделала невозможное: на ощупь, ибо ничего в мутной воде не было видно, они протащили под водой 3 километра электрического кабеля, десятки килограммов тола, каким-то чудом закрепили взрывчатку у центральной опоры, после чего взорвали мост, поставив жирную точку в этом сумасшедшем по дерзости и риску предприятии.

ОМСБОН на фронте

По мнению многих журналистов, начиная с января 1942 года, бойцы ОМСБОНа воевали исключительно в глубоком тылу противника. После того, как миновала опасность захвата немцами Москвы, бойцов спецназа с Лубянки начали активно использоваться в качестве членов разведывательно-диверсионных групп и основы для создания партизанских отрядов.

Об этом не принято говорить, но по уровню специальной подготовки бойцы ОМСБОНа часто превосходили армейских разведчиков, саперов и снайперов. Поэтому командование Красной Армии регулярно использовало бойцов элитного подразделения для решения своих задач. Если рассматривать «саперный» аспект, то на фронтах он обычно сводился к проведению минно-взрывных и заградительных работ на особо опасных участках; минированию важных объектов, подлежащих уничтожению на случай отступления советских войск; последующей ликвидации минных полей и заграждений, а также к обучению бойцов и офицеров регулярной армии минно-подрывному делу.

Предваряя наступательные действия советских войск на ряде участков фронта, омсбоновцы вместе с саперными частями прокладывали в минных полях проходы, по которым устремлялись в наступление наши танковые, артиллерийские и пехотные части. Воины ОМСБОНа разминировали созданные ими ранее минные поля, обнаруживали и обезвреживали минные заграждения противника; минные заряды, заложенные ими в гражданские, военные, промышленные и транспортные сооружения в освобожденных населенных пунктах; обезвреживали склады боеприпасов, вражеские мины-ловушки. Эта работа была сопряжена с особой опасностью и приводила нередко к потерям.

Когда же обстановка требовала непосредственного участия омсбоновских формирований в боевых действиях, они бок о бок с фронтовиками занимали оборонительные рубежи или же шли в наступление на врага.

Например, летом 1942 года на Западный фронт был отправлен сводный отряд (более тысячи человек) для устройства минных полей и заграждений. А через год более тысячи бойцов и офицеров ОМСБОНа было откомандировано в распоряжение командования 70-й армии под Курск. Много это или мало? Если учесть, что общая численность ОМСБОНа в годы войны была чуть меньше 11 тысяч человек, то много. Почему специально подготовленных для действий за линией фронта диверсантов использовали в качестве обычных саперов и армейских разведчиков? Один из ответов на этот вопрос можно прочесть в приказе по инженерным войскам Западного фронта.

«Характерной для ОМСБОНа особенностью является четкость и организованность, проявленные при выполнение заданий фронта. Работой ОМСБОНа фронту оказана большая помощь».

ОМСБОН за линией фронта

Первые отряды ОМСБОНа начали уходить за линию фронта уже в августе 1941 года. Хотя их было немного, и выполняли они задачи армейской разведки и спецназа. Основные ресурсы подразделения были задействованы на фронте и в прифронтовой полосе. Когда опасность захвата столицы страны миновала, то с января 1942 года началась активная отправка разведывательно-диверсионных групп за линию фронта. За первые пятнадцать месяцев войны их число не превысило 58. А всего, с 1941 по 1944 год было сформировано 212 отрядов общей численностью 7316 человек.

«Личным составом ОМСБОН было совершено:

• проведено не менее 1084 боев;

• осуществлено на оккупированной территории свыше четырехсот диверсионных актов, в том числе перерезан кабель линии связи «Восточный фронт – Берлин»;

• уничтожено (в том числе и путем организации 1415 крушений воинских эшелонов на железных дорогах) около 137 тысяч человек живой силы;

• разбито 1232 паровозов и 13 181 вагонов;

• разрушено 146 километров железнодорожных путей;

• взорвано 335 мостов;

• уничтожен 51 самолет;

• уничтожено 145 танков и бронемашин;

• захвачено трофеев: самоходных орудий, танков, танкеток, тракторов и тягачей – 21; орудий и минометов – 45; мотоциклов и велосипедов – свыше сотни; пулеметов – 110; винтовок, автоматов и пистолетов – свыше 850.

• в ходе спецопераций ликвидировано не менее 87 видных представителей немецко-фашистской администрации и не менее 2045 агентов и иных подручных вражеских спецслужб.

Помимо проведения диверсионных актов, реализации специальных заданий командования, руководство ОМСБОНа снабжало советское командование важными разведывательными данными. В годы войны только от 135 оперативных групп поступило 4416 разведданных, из них: 1356 – в Генеральный штаб, 619 – командующему авиацией дальнего действия и 420 – командующим и военным советам фронтов».

Цена этих побед была очень высокой. Общая численность бригады, по официальным данным, превысила 10 500 человек. А с войны не вернулось более тысячи офицеров и солдат этого подразделения. Фактически погиб каждый десятый человек.

ОМСБОН продолжает действовать

С 1942 года основной задачей бригады стала подготовка отрядов для действий в тылу противника. К началу осени 1942 года в тыл врага было заброшено 58 таких отрядов. Как правило, выведенная в немецкий тыл разведгруппа становилась ядром для образования партизанского отряда. В конечном итоге многие отряды превратились в крупные партизанские соединения, достаточно уверенно контролировавшие обширные районы в глубоком немецком тылу.

Согласно решению ГКО от 30 мая 1942 года функции по организации партизанского движения были переданы Центральному, республиканским и областным штабам партизанского движения и их представительствам на фронтах и в армиях. После этого основные усилия Четвертого Управления НКВД-НКГБ сосредоточились на организации и руководстве агентурно-разведывательной и диверсионной деятельности в тылу противника. Для этой цели использовались оперативные группы, которые выводились за линию фронта.

Одной из основных их задач был сбор разведывательной информации о войсках противника. И они прекрасно справились с возложенной на них задачей. Например, от 135 оперативных групп Четвертого Управления НКВД-НКГБ СССР (без учета данных, добытых подразделениями республиканского и областного подчинения) поступило 4418 разведывательных сообщений, из них 1358 передано в Главное разведывательное управление Генштаба Красной Армии, 619 командующему авиации дальнего действия, 429 командующим и военным советам фронтов.

Хотя тематика собираемой бойцами оперативных групп сведений не ограничивалась только военными вопросами, напрямую касающимися вермахта. Например, во второй половине 1943 года начальник 2-го отдела Четвертого управления НКГБ подписал два спецсообщения: «О формирование латвийского легиона СС» и «Об активизации литовских националистов».

Также бойцы спецотрядов действовали как высококлассные диверсанты. Например, командующий 2-м Белорусским фронтом Константин Константинович Рокоссовский 24 декабря 1943 года телеграфировал в НКГБ СССР: «Учитывая успешную работу в тылу врага спецотрядов 4-го Управления Вашего Наркомата, действовавших под командованием тт. Каминского, Матвеева, Шихова и оказавших существенную помощь в деле разрушения Увенческого и Гомельского железнодорожных узлов противника, мы просим оказывать дальнейшую помощь Белорусскому фронту посылкой ваших диверсионно-разведывательных отрядов для воздействия на перевозки и разрушения основных железнодорожных коммуникаций в тылу противника».

Рождение ОООНа

На основе указаний народного комиссара внутренних дел Лаврентия Берии в октябре 1943 года управление ОМСБОН войск НКВД было расформировано. Прекратил свое существование и сам ОМСБОН. А что произошло с его личным составом?

«В соответствии с указанием народного комиссара внутренних дел и приказом заместителя народного комиссара внутренних дел офицерский, сержантский и рядовой состав ОМСБОН в количестве 1650 человек, в том числе все находящиеся в тылу врага и в оперативных командировках по линии 4-го управления НКГБ, были откомандированы с 4 октября 1943 года в распоряжение вновь формируемого Отдельного отряда особого назначения (ОООН) НКГБ СССР, куда были переданы все материальные ценности, имущество, партийное и комсомольское хозяйство ОМСБОНа».

Приказом НКГБ № 00282 от 5 октября 1943 года объявлено о сформировании ОООН НКГБ с подчинением его народному комиссару госбезопасности СССР и его заместителю. Перед ОООН НКГБ ставились те же задачи выполнения спецзаданий в тылу врага группами и отрядами спецназначения.

Личный состав 1-го мотострелкового полка ОМСБОН был обращен на укомплектование 1-го парашютно-десантного батальона минеров ОООН НКГБ, перед которым стояли задачи выполнения спецзаданий в тылу врага группами и отрядами спецназначения.

Личный состав расформированного 29 ноября 1943 года 2-го мотострелкового полка был использован для комплектования 2-го парашютно-десантного батальона минеров ОООН с теми же задачами – выполнения спецзаданий в тылу врага.

Структура ОООН:

I. Штаб:

1) оперативное отделение;

2) отделение связи;

3) административная часть;

4) организационно-строевое отделение

II. Отдел кадров.

III. Отдел тыла:

1) отделение снабжения;

2) отделение вооружения.

IV. Финансовое отделение.

V. Службы:

1) химслужба;

2) санслужба.

В мае – августе 1945 года отряды ОООН выполняли спецзадания на территории Литвы по ликвидации политического бандитизма.

Приказом НКВД и НКГБ № 001171/00411 от 5 октября 1945 года объявлено о расформировании ОООН. Расформирование закончилось 15 ноября 1945 года. Согласно приказу, личный состав, имущество, автотранспорт и конный состав расформированного отряда были обращены на укомплектование войск НКВД и органов НКГБ.

Подводя итоги

Итогом боевой деятельности ОМСБОН-ОООН за четыре года войны стало уничтожение 145 единиц танков и другой бронетехники, 51 самолета, 335 мостов, 1232 локомотивов и 13 181 вагона. Бойцы бригады осуществили 1415 крушений воинских эшелонов противника, вывели из строя 148 километров железнодорожных путей, провели около 400 иных диверсий. И в этом есть заслуга и Лаврентия Берии. Ведь именно он инициировал создание этого подразделения в первые месяцы войны, а потом в течение нескольких лет курировал его деятельность. Вот только советские цензоры старательно вымарывали все упоминания о нем в публикациях, посвященных ОМСОБОНу. Ну не мог «враг народа» руководить таким героическим подразделением.

Вместо эпилога

«18–23 декабря 1953 года Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда СССР… рассмотрело в закрытом судебном заседании, в порядке, установленном Законом от 1 декабря 1934 года, уголовное дело по обвинению Л. П. Берия и других. <…> Судебное следствие полностью подтвердило материалы предварительного следствия и предъявленные всем подсудимым обвинения, изложенные в обвинительном заключении. <…> Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда СССР постановило:

Приговорить Берия Л. П„Меркулова В. Н. Деканозова В. Г., Кобулова Б. 3., Гоглидзе С. А., Мешика П. Я., Влодзимирского Л. Е. к высшей мере уголовного наказания – расстрелу, с конфискацией лично им принадлежащего имущества, с лишением воинских званий и наград. Приговор является окончательным и обжалованию не подлежит».

Газета «Правда», 1953 год, 24 декабря

АКТ

1953 года декабря 23-го дня

Сего числа в 19 часов 50 минут на основании Предписания Председателя Специального Судебного Присутствия Верховного суда СССР от 23 декабря 1953 года за № 003 мною, комендантом Специального Судебного Присутствия генерал-полковником Батицким П. Ф. в присутствии Генерального прокурора СССР, действительного государственного советника юстиции Руденко Р. А. и генерала армии Москаленко К. С. приведен в исполнение приговор Специального Судебного Присутствия по отношению к осужденному к высшей мере наказания – расстрелу Берия Лаврентия Павловича.

Генерал-полковник Батицкий,

Генеральный прокурор СССР Руденко,

Генерал армии Москаленко .

ВЫПИСКА ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ГЛАВНОЙ ВОЕННОЙ ПРОКУРАТУРЫ, ОГЛАШЕННОГО 29.05.2000 ГОДА НА СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

…Таким образом, бесспорно установлено, что Берия Л.П., Меркулов В.Н., Деканозов В.Г., Кобулов Б.З., Гоглидзе С.А., Мешик П.Я., Влодзимирский Л.Е., занимая длительные годы ответственные государственные должности республиканского и союзного значения, в том числе и в системе ЧК-НКВД-МГБ-МВД, грубо попирая Конституцию Закавказской Федерации и Основной Закон союзного государства – Конституцию СССР и другие законы, создали преступный механизм незаконных массовых политических репрессий с целью захвата власти. При этом они совершали террористические акты, направленные против представителей Советской власти, деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, участвовали в выполнении таких актов, повсеместно насаждали произвол и беззаконие, что повлекло за собой тягчайшие и необратимые последствия – умышленное уничтожение сотен тысяч безвинных граждан, государственных, политических и общественных деятелей, военачальников и ученых; подрыв внешней безопасности Союза ССР, основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний; причинило непоправимый ущерб международному авторитету Советского государства и национальной безопасности, промышленности и сельскому хозяйству, противодействовало нормальной деятельности учреждений и организаций, то есть совершали преступления, предусмотренные ст. ст. 58-1 «б», 58-8 и 58–11 УК РСФСР, а Берия, кроме того, совершил активные действия против рабочего класса и революционного движения, проявленные на секретно-агентурной должности у контрреволюционного правительства в период Гражданской войны в г. Баку, то есть преступление, предусмотренное ст. 58–13 УК РСФСР, а также совершил преступление, предусмотренное частью 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1949 года «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование».

Вина всех осужденных по настоящему делу лиц в инкриминированных им судом преступлениях доказана, содеянное ими квалифицировано правильно, мера наказания соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, осуждены они обоснованно, а поэтому реабилитированы быть не могут.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 4, п. «а», 8, ч. 3 и ст. 9 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года –

ПРОШУ:

Признать Берия Лаврентия Павловича, Меркулова Всеволода Николаевича, Деканозова Владимира Георгиевича, Кобулова Богдана Захарьевича, Гоглидзе Сергея Арсеньевича, Мешика Павла Яковлевича и Влодзимирского Льва Емельяновича не подлежащими реабилитации.

Главный военный прокурор

генерал-полковник юстиции Ю. Демин.

ВЫПИСКА ИЗ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

№ бн-00164/2000 от 29.V.2002

…Исходя из изложенного, Военная коллегия приходит к выводу, что Берия, Меркулов, Кобулов и Гоглидзе являлись теми руководителями, кто организовал на государственном уровне и лично проводил массовые репрессии в отношении собственного народа.

А поэтому Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» распространяться на них, как на виновников террора, не может.

…Оценивая действия Деканозова, Мешика и Влодзимирского, Военная коллегия исходит из следующего. Будучи ответственными должностными лицами в органах госбезопасности и внутренних дел государства, они хотя и выполняли распоряжения Берии, Кобулова, Меркулова, но и сами систематически злоупотребляли властью, что выражалось в арестах невиновных людей, фальсификации материалов уголовных дел, применении пыток, то есть совершили деяния при наличии особо отягчающих обстоятельств в виде незаконного лишения свободы и гибели многих граждан. Поэтому в содеянном Деканозовым, Мешиком, Влодзимирским суд усматривает состав преступления, предусмотренного ст. 193-17 «б» УК РСФСР (в редакции 1926 года).

Наказание по данной статье закона предусматривалось в виде высшей меры социальной защиты. Однако, на момент вынесения приговора это наказание не могло быть назначено. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 января 1950 года «О применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам» оно допускалось лишь в отношении перечисленных в данном Указе лиц.

В соответствии со ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни», и с учетом переквалификации действий названных осужденных на ст. 193-17 «б» УК РСФСР, каждого из них считать осужденными к 25 годам лишения свободы.

Из приговора в отношении Деканозова, Мешика и Влодзимирского подлежит исключению указание о применении к ним конфискации имущества, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 23 УК РСФСР (в редакции 1926 года) это наказание могло назначаться лишь в случаях, особо оговоренных статьями данного кодекса. Санкция ст. 193-17 «б» УК РСФСР не предусматривала такого дополнительного наказания.

Руководствуясь ст. ст. 8, 9, 10 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», от 18 октября 1991 года и ст. 377–381 УПК РСФСР, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, –

Определила:

Признать Берию Лаврентия Павловича, Меркулова Всеволода Николаевича, Кобулова Богдана Захарьевича, Гоглидзе Сергея Арсеньевича не подлежащими реабилитации.

Приговор специального судебного присутствия от 23 декабря 1953 года в отношении Деканозова Владимира Георгиевича, Мешика Павла Яковлевича и Влодзимирского Льва Емельяновича изменить:

переквалифицировать действия каждого из них со ст. ст. 58 – 1»б», 58 – 8, 58–11 на ст. 193 – 17«б» УК РСФСР в редакции 1926 года (злоупотребление властью при наличии особо отягчающих обстоятельств); в соответствии со ст. ст. 1 и 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни» считать Деканозова В.Г., Мешика П.Я. и Влодзимирского Л.Е., каждого осужденным по ст. 193-17«б» УК РСФСР к 25 годам лишения свободы; исключить в отношении Деканозова В.Г., Мешика П.Я., Влодзимирского Л.Е. дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

Председательствующий: А. Уколов

Судьи: Ю. Пархомчук, А. Петроченков

Список использованной литературы

Архивные документы

РГВА. Ф.38693с. Оп.1с. Д.238. Оп.2с. Д.151.

РГВА. Ф.38725с. Оп.1с. Д.6., Д. 9. Д. 28.

РГВА. Ф.39026с. Оп.1с. Д.112; Д.179.

Сборники документов

Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Документы и материалы. – М., 1975.

Внутренние войска советской республики (1917–1922 гг.). Документы и материалы. – М., 1972.

Из Варшавы. Москва, товарищу Берия…; Документы НКВД СССР о польском подполье. 1944–1945. Москва – Новосибирск., 2001.

Лубянка в дни битвы за Москву: Материалы органов госбезопасности СССР из Центрального архива ФСБ России. – М., 2002.

Лубянка. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР «Смерш». 1939 – март 1946. – М., 2006.

На огненных рубежах (Из опыта боевых действий внутренних войск). – М., 1986.

Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Том 2. Книга 1. Начало. 22 июня – 31 августа 1941 года. М., 2000.

Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Том 2. Книга 2. Начало. 1 сентября – 31 декабря 1941 года., М., 2000.

Органы госбезопасности СССР в Великой Отечественной войне…Т..3. Кн.1. М., 2003.

Охраняя тыл действующий армии. (Документы и материалы). – М., 1985.

Партизанские отряды и их тактика. – М., 1941 год.

Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне. 1942–1945 годы. Сборник документов и материалов. – М., 1976.

Правительственная электросвязь в истории России Ч. 1 (1917–1945 г.). М.: 2001.

Правительственная связь СССР. 1941–1945. Сб. Документов. Т. 2. – М.; 1998.

Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК: Документы и материалы: 1942 год. Т. 16 (5–2). – М.:, 1996.

Скрытая правда войны: 1941 год. Неизвестные документы. – М., 1992.

Справочники

Великая Отечественная война. 1941–1945 гг. Действующая армия. – М., 2005.

Ленский А. Г. Сухопутные силы РККА в предвоенные годы. Справочник. – СПб., 2000.

ЛУБЯНКА: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917–1991. – М., 2003.

Чуев С.Г. Спецслужбы Третьего рейха. Книга 1. – СПб.; 2003.

Шпионами не рождаются: исторический справочник / Составитель: Ассоциация истории спецслужб им. А. Х. Артузова. – М., 2001.

Энциклопедия секретных служб России. – М., 2003.

Монографии

Академии ФСБ России 80 лет. – М. 2001.

Алексеенков А. Е. Участие внутренних войск в героической обороне Ленинграда (1941–1945). – Ленинград., 1985.

Боярский В. И. Партизаны и армия: История упущенных возможностей. – Минск – Москва, 2003.

Веденеев Д., Биструхин Г. Меч i тризуб. – Киев, 2006. (на укр. яз.).

Воронов В. В. ОСНАЗ – войска особого назначения. – М., 2004.

Гискес Г. Операция «Северный полюс». Тайная война абвера в странах Северной Европы. – М., 2004.

Государственные органы безопасности России: История и современность. – М., 2004.

Жеребкина И. К вопросу о мужской сексуальности в эпоху сталинского тоталитаризма // Гендерные исследования, 2006 год, № 14.,

Даллин Д. Шпионаж по-советски. – М., 2001.

Дегтярев К. «Штирлиц без грима. Семнадцать мгновений вранья». – М., 2006.

Дегтярев К. Супермены Сталина. Диверсанты Страны Советов. – М., 2005. – С. 5–6

Зевелев А. И. и др. Ненависть, спрессованная в тол. – М., 1991.

Ильинский М. М. Тайны спецсвязи Сталина 1930–1945 гг. – М., 2004.

История советских органов государственной безопасности. – М., 1977.

Квачков В. В. Спецназ России. – М., 2007.

Кнопп Г. СС: черная инквизиция. – М., 2005.

Колпакиди А. Ликвидаторы КГБ. – М., 2004.,

Колпакиди А., Прохоров Д. Внешняя разведка России., СПб. – М., 2001.

Коровин В.В. Советская разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. – М., 1998.

Краснознаменный Дальневосточный: История Краснознаменного Дальневосточного военного округа. – М., 1983.

Лайнер Л. «Венона». Самые секретные операции американских спецслужб. – М., 2003.

Линдер И. Б., Чуркин С. А. Красная паутина: Тайная разведка Коминтерна. 1919–1943., – М, 2005.

Лубянка-2. Из истории отечественной контрразведки. – М., 1999.

Мадер Ю. Абвер: щит и меч Третьего рейха. – Ростов-на-Дону, 1999.

Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. – М., 1996.

Осин В. А. «Роль и место контрразведки в военной структуре органов госбезопасности» // Контрразведка: вчера и сегодня. Материалы научно-практической конференции, посвященной 55-летию победы в Великой Отечественной войне. 26 апреля 2000 года. – Великий Новгород, 2000 год.

Остряков С. З. Военные чекисты. – М., 1979.

Очерки истории российской внешней разведки: В 6 тт. – Т. 4. 1941–1945 годы. – М., 1999.

Партизанское движение (По опыту Великой Отечественной войны 1941–1945 годов). – Жуковский, Москва., 2001.

Перро Ж. Красная капелла. – М., 2004.,

Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939–1945. – М., 1995.

Поздняков В. В. Тайная война Иосифа Сталина: советские разведывательные службы в Соединенных Штатах накануне и начале холодной войны. 1943–1953 // Сталин и холодная война. – М., 1997.

Попов А. Диверсанты Сталина. – М., 2004.

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. – М., 2000.

Рут Ф. Вервольф. Осколки коричневой империи. – М., 2007.

Семенов К. К. Войска СС. – М., 2004.

Сильников В. П., Степашин С. В., Янгол Н. Г. Восстановление органов внутренних дел на освобожденной территории и их деятельность по ликвидации последствий войны, охране общественного порядка на северо-западе РСФСР // Министерство внутренних дел: страницы истории (1802–2002 гг.) – СПб., 2001.

Смерш. Исторические очерки и архивные документы. – М., 2003.

Степаков В. Нарком Смерш. Спб., 2003.,

Степаков В. Русские диверсанты против «кукушек». – М., 2004.,

Стяжкин С. В. Тайная война на Волге (1941–1945 годы). – Ярославль, 2005.

Сухомлин А. В. Кто вы, Лаврентий Берия? – М., 2003.

Топтыгин А. Лаврентий Берия. Неизвестный маршал госбезопасности. – М., 2005.

Хозиков В. «Секретные боги Кремля. Рождение техноимперии». – М., 2004.

Чайковский А. С. Чекисты стояли насмерть. – М., 1989.

Чертопруд С. В. Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачева. – М., 2002.

Чертопруд С. НКВД-НКГБ в годы Великой Отечественной войны. – М., 2005.

Штутман С. М. Внутренние войска: история в лицах. – М., 2004.

Шунков В. Н. Солдаты разрушения. (Организация, подготовка, вооружение и униформа ваффен СС). – М., Минск., 2001.

Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. – М., 1992.

Мемуары и художественно-документальные очерки

Дамаскин И. Разведчицы и шпионки – 2. – М.; 2000.

Долгополов Н. Правда полковника Абеля.; Пенза., 1997.

Зайцев В. И. Исполняя солдатский долг. – М., 1988.

Мильштейн М. А. Сквозь годы войны и нищеты. Воспоминание военного разведчика. – М., 2000.

Модин Ю. И. Судьба разведчиков. Мои кембриджские друзья. – М.: 1997.

Судоплатов П. А. Разведка и Кремль. – М., 1996.

Судоплатов П. А. Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год. – М., 2001.

Тарасов. Д. Большая игра. – М., 1997.

Феклисов А. За океаном и на острове: Записки разведчика. – М., 1994.

Феклисов А. Признание разведчика. – М., 1999.

Фирсанов К. Ф. Так воевали чекисты. – М., 1973.

Чилачава Р. Ш. Сын Лаврентия Берии рассказывает… – Киев, 1992.

Шарапов Э. Судоплатов против Канариса. – М., 2004.

Публикации в СМИ

Абаринов А. А-бомба // Совершенно секретно., 2002, январь, № 01.

Баранов В. Спецзадачу выполнили // Военно-промышленный курьер., 2005 год, 7–13 декабря, № 46(113).

Баринов А. Бериевская «оттепель» // АиФ долгожитель, 2004 год, 19 марта, № 6 (42).

Веденеев Д. Неизвестные учителя Че Гевары и Вьетконга. // В мире спецслужб., 2006 год, январь-февраль, № 1(13)

Гимельштейн А. Здравствуй, читатель // Восточно-Сибирская правда, 2005 год, 12 апреля.

Гогун А. Как погиб генерал Ватутин // Посев, 2004 год, № 5 (1520).

Денисов В., Богатырев А. Стражи порядка и безопасности // Красная звезда, 2004 год, 27 марта.

Жирнов Е. Дезинформбюро. 80 лет советской службе дезинформации // Коммерсант, 2003, 13 января

Жирнов Е. «В черепе было шесть сквозных ран» // Коммерсант-Власть, 2006 год, 4 сентября, № 35.

Кирпиченко В. А. Разведка выходит из зоны молчания // Военно-исторический журнал, 1995, март – апрель, № 2.

Кузьмичев И. В. ОМСБОН // «Сержант», б/г, № 5.

Кузнецов А. Штрафники: правда без домыслов // Красная звезда, 2004 год, 16 декабря.

Панченков В. Войскам правопорядка // Независимое военное обозрение, 2005 год, 25 марта.

Панченко В. «Охранения тишины и спокойствия» // Независимое военное обозрение, 2003 год, 21 марта.

Пронин А. Операция «Монастырь» // Парламентская газета, 2004, 25 октября.

Ржевцев Ю. Их знамена ничем не запятнаны // Щит и меч, 2006 год, № 17.

Самоделова С. Наш Гиммлер // Московский комсомолец, 2004 год, 4 февраля.

Судоплатов П. Особая группа // Независимое военное обозрение, 2001, 10 августа.

Султанбеков Б. «Такой орден нам не нужен» // Республика Татарстан, 2007 год, 15 марта.

Тумаркина И. «Советскую микроэлектронику создала коммунистическая партия, и чем скорее вы уясните этот момент, тем лучше будет для вас» // «Факты и комментарии», 2000, 6 апреля.

Турченко С. Расплата за подвиг / Труд, 2000, № 72.

Урбан А. Генерал Берзарин // Дуэль, 2004 год, 9 марта, № 10(359).

Фомин А. Почему не спасли генерала Ватутина? // Зеркало недели, 1999 год, 24–29 апреля, № 16 (237).

Чертопруд С. «Антенна» советской разведки // Независимое военное обозрение., 2002, 31 мая.

Чертопруд С. Говорите громче, вас плохо слышно // Независимое военное обозрение, 2001, 23 ноября, № 43 (265).

Чертопруд С. Наградить и забыть // Независимое военное обозрение. М., 2002, 16 августа.

Чертопруд С. Секретные документы в России теперь можно найти даже среди мусора // Независимое военное обозрение, 2003 год, № 8.

Чиков В. М. Тайные дела «Энормоз» // Независимое военное обозрение, 1997, 12 сентября, № 34 (61).

Штутман С. Дабы «сохранить тишину и спокойствие» // Независимое военное обозрение, 2002 год, 22 марта.

Яременко В. НКВД против «лесных братьев» // Военно-промышленный курьер., 2005 год, 8–14 июня, № 20(87).

Ресурсы Интернета

27 марта 2006 года отмечается 195-я годовщина со дня образования внутренних войск МВД России. // http://www.dfo.ru/area/authority/vovvdfo/istoria_vvros/.

Бриттон Ф. Что стоит за коммунизмом. США. 1951 год.//электронная версия книги на русском языке http://mignews.org.ua/book.php?id_book=6.

Варавин Н. История, традиции и обычаи народов Кавказа на службе у работников милиции. // http://www.novostivolgograda.ru/publicistika/8215.html.

Диверсионное подразделение НКВД – Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР. // http://www.undread.narod.ru/articles/nkvd.htm.

Задачу обеспечения сохранности средств оборонного бюджета военная контрразведка выполнила успешно – генерал-лейтенант Безверхний http://www.mfit.ru/defensive/pub_avn/pub_554.html.

История создания, применения и развития подразделений специального назначения органов государственной безопасности СССР и Российской Федерации. 1941–1945 год. // http://by1071.boom.ru/folder2/1941.html.

Кравченко Виктор Андреевич. // http://litcatalog.al.ru/slovar/k.html.

Кузьмин Л. А. Не забывать своих героев. // http://academy.fsb.ru/icccs/1251/heroy.html.

Люди легенд.// http://pohihitos.forever.kz/chtivo/omsbon.html.

Нехама Саоа Шварц Опять Розенберги. // Еврейский мир., 2004., 22 мая., Электронная версия статьи http://www.evreimir.com/article.php?id=2506.

Поцхишвили Н. Коля Меликишвили вспоминает: помню, как торжественно вошла в Тбилиси 11-я Красная Армия // http://www.pankisi.info/media/?page=ge&id=7922.

Пыхалов И. Правда и ложь о советских военнопленных. http://www.geocities.com/CapitolHill/Parliament/7231/plen.htm.

Ржевцев Ю. Отдельный отряд особого назначения.// http://may1945-pobeda.narod.ru/nkvd-ooon.htm.

Фирсов А. «Шутинг Стары» в Корее. // http://www.airwar.ru/history/locwar/koreya/f80/f80.html.


Leave a Reply