Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


детективы, приключения, боевики

Буало-Нарсежак — библиография — скачать полное собрание сочинений в djvu

Posted by

Буало — Нарсежак (Boileau-Narcejac)

Романы, повести
Та, которой не стало, 1952
Лица в тени, 1953
Волчицы, 1955
Среди мертвых, 1956
В заколдованном лесу, 1956
Инженер слишком любил цифры, 1958
Белая горячка, 1969
Жизнь – вдребезги, 1972
Проказа, 1976
Неприкасаемые, 1980
Тетя, 1983
Рассказ
Кивок фортуны

Скачать полное собрание сочинений Буало-Нарсежака в 11 томах.

Торговый служащий Проспер Буало (Pierre (Prosper) Boileau, р. в 1906 г.) и философ Пьер Эро (Pierre Ayraud, р. в 1908 г.) пришли в детективную литературу по отдельности, и каждый на своем пути обрел успех. Буало в жанре традиционно полицейского детектива получил в 1938 г. Гран-при за роман «Отдых Вакха»; Эро, под псевдонимом Тома Нарсежак развлекавшийся пародиями на переводные (американские) детективы, был удостоен такой же премии в 1948 г. за «мастерское владение техникой создания детективных произведений». Во время церемонии награждения Нарсежака будущие соавторы и познакомились, сойдясь на том, что современное состояние детективного жанра их не устраивает.

В 1952 г. вышел их первый совместный роман – «Та, которой не стало», где с подчеркнутой наглядностью были продемонстрированы взгляды Буало-Нарсежака. В первую очередь они решили максимально приблизить действие к реальной жизни своих читателей. Чистый «роман-загадка» и не менее чистый триллер, по их мнению, не способны были нести большой социально-критический заряд, который они собирались вкладывать в свои произведения. Детектив в их исполнении включился в ту линию развития мировой литературы, которая еще в начале века была определена творчеством, например, Г. Ибсена и А. Чехова. Речь идет не об экзистенциальном понимании трагедии жизни; трагедия одиночества и незащищенности личности в жестоком мире вполне четко детерминирована социально-психологически.

Поэтому центральный персонаж и первого, и большинства последующих романов Буало-Нарсежака – жертва, своим сопротивлением и беспомощностью перед силами зла вызывающая сочувствие и сострадание. Более того: авторы решительно отказываются от святая святых детектива – хеппи-энда. Зло в большинстве случаев торжествует, а читателю, прошедшему вместе с героем все драматические перипетии сюжета, остается только ужасаться и негодовать против коварства и жестокости человеческой натуры.

На первое место в романах выдвигается психологический портрет и социальный критицизм; детективная тайна перестает быть тайной в традиционном ее понимании. Внимание авторов сосредоточено на предыстории преступления; они заканчивают там, где обычный детектив только начинается. Во всяком случае, из переведенных на русский язык в традиционной манере выполнен только один роман.

Читатель с замиранием сердца вынужден следить за тем, как человек постепенно оказывается загнанным в ловушку, из которой нет выхода. Что из того, если он сам порой в немалой степени способствует этому: слабости и пороки человеческой натуры в разной степени присущи всем. Есть, правда, одна особенность: жертвой в романах Буало-Нарсежака, как правило, оказывается мужчина; женщине авторы отводят роль сильной, хищной, коварной «загонщицы» («Та, которой не стало», «Волчицы») или, в крайнем случае, равноправной, инициативной партнерши лица мужского пола, существующего где-то на периферии романной интриги («Лица в тени», «Жизнь – вдребезги»). Нередок и прием «матрешки», когда очевидный преступник оказывается лишь инструментом в руках еще более изощренного злоумышленника.

Роман «Та, которой не стало» начинается с подробного описания подготовки и совершения убийства. Преступники – коммивояжер Фернан Равинель и его любовница Люсьен, жертва – Мирей, жена Равинеля и давняя подруга Люсьен. Раскрыт и мотив преступления (обогащение через получение страховки), осложненный сексуальными проблемами супружеской пары. Намеренно спокойное повествование резко контрастирует с описываемым жестоким действием. Авторы подводят прежде всего к мысли о том, что в жизни героев не произошло ничего сверхъестественного.

«Равинель старается не думать об этом. Ведь в конце концов Мирей убил он. Но в этом и загвоздка. Он никак не может себя убедить, что совершил преступление. Преступление – так ему всегда казалось и кажется по сей день – вещь чудовищная! Надо быть кровожадным дикарем. А он вовсе не кровожаден… Его преступление – результат незначительных мелких подлостей, совершенных по недомыслию. Если бы судья – ну вот вроде отца Люсьен – стал его допрашивать, он бы чистосердечно ответил: „Ничего я такого не сделал!“ А раз он ничего не сделал, он и не раскаивается. В чем ему раскаиваться? В конце концов пришлось бы раскаиваться в том, что он такой, как есть. А это уж бессмыслица».

Сверхъестественное начинается для Равинеля позже, когда он отвезет труп в другой город, чтобы имитировать несчастный случай. Психически слабый, неуравновешенный, привыкший опираться на Люсьен, которую он любит и ненавидит («она порой наводила его на мысль о хирургическом инструменте – холодном, гладком, никелированном»), но вынужденный действовать самостоятельно, он сталкивается с мистическими явлениями, всерьез думает о том, что его жена стала призраком, восставшим из мертвых и преследующим его… Здесь начинается «второй» детектив, где Равинель оказывается в роли преследуемого, потенциальной жертвы, но неясны силы, ему угрожающие; выполнен он уже вполне традиционно, только финал оставляет зло безнаказанным…

Все ходы заранее рассчитаны преступником, близко знающим жертву и потому способным предугадать психологические реакции и поступки.

Показателен в этом смысле и роман «Волчицы», обращенный ко времени оккупации Франции гитлеровскими войсками. Так же как предыдущий, он написан от лица главного персонажа, в данном случае – бежавшего из концлагеря музыканта Жерве Лароша. Побег он совершил со своим приятелем Бернаром, до войны – богатым промышленником. Бежали они по четкому адресу – в Лион, к «крестной» Бернара Элен («крестными» во Франции называли женщин, заводивших переписку с военнопленными). Но случилось несчастье – Бернар погиб под колесами поезда. Жерве, придя ночью по известному ему адресу, назвался знакомым крестной именем своего друга. Мелкая ложь вскоре оказывается катастрофической: на следующий день газеты опубликовали заметку о погибшем. «И тут меня осенило… Мыслимо ли это? Как же я сразу-то не догадался о том, что буквально бросается в глаза? Если теперь я признаюсь, что я не Бернар, меня непременно заподозрят в убийстве с целью занять его место… Моя ложь, как ловушка, захлопывалась за мной. Правду говорить слишком поздно…»

Но ловушка поджидает Жерве-«Бернара» совсем с другой стороны. И не догадывается он о ней в течение длительного времени.

Конечно, ему немалого труда и нервов стоит выяснить, почему сестра Бернара общается с ним как с братом; не сразу распознает он двойную игру и за любовной страстью хиромантки Аньес, сестры Элен…

Тайна, загадка постоянно витают в атмосфере этого романа. Читатель не может ни на шаг опередить развитие событий, связанных со взаимоотношениями героя и трех женщин, его окружающих, демонстрирующих ему искреннюю любовь и заботу. На протяжении всего романа персонифицированное в разных лицах зло терпеливо и неумолимо руководит всеми шагами избранной жертвы, причем жертвами последовательно оказываются все участники событий.

Схожая схема лежит в основе повести «Жизнь – вдребезги». Она начинается как рядовая семейно-бытовая драма, где недовольные друг другом супруги совершают эксцентричные поступки и почитают за благо разойтись мирно. Лишь по мере погружения в событийную канву становится видно, сколь далеким был прицел злоумышленников, рассчитавших результат на много ходов вперед. Правда, такой замысел не мог не повлечь за собой некоторого схематизма и логических натяжек в сюжете, но огрехи отчасти искупаются высокой степенью напряжения повествования и тщательной психологической проработкой образа главного персонажа – бедного закомплексованного массажиста Рауля, на которого внезапно сваливаются тяжелые моральные испытания и – одновременно – известие о миллионном наследстве. Трудно предположить, что между ними есть жестко запрограммированная связь, а в результате жизнь практически всех главных действующих лиц окажется разбитой «вдребезги».

Мотивы двойничества, загробного существования, навязчивая идея суицида, о которой говорят симпатичные молодые особы, – атмосфера романа «Среди мертвых», в котором преступник для собственного алиби ухитрился использовать мистические умонастроения своего ближайшего друга. И главная задача этого произведения – не столько раскрытие тайны преступления, сколько изображение трагического, на грани патологии состояния психики человека.

Но совершенно замечательна в этом же русле небольшая повесть «Белая горячка». Ее герой Шармон, быстро спивающийся человек, уже с трудом может адекватно воспринимать действительность. Явь и грезы, навязчивые идеи, в том числе попытка «отбить» жену у своего приятеля, патологически смешиваются в его сознании. В таком состоянии он и совершает непреднамеренное убийство. Но здесь начинается нечто сверхъестественное: исчезновение человека остается незамеченным, более того, ближайшее окружение делает вид, что покойник… жив. «Обычно убийцы пускаются на всякие ухищрения, чтобы спрятать труп жертвы. А я ломал голову над тем, как обнародовать факт убийства, и ничего-то не мог придумать…» Все дело в том, что преступление Шармона, с его неадекватной реакцией на происходящее, оказывается удобным средством обделать свои планы для другого человека, получившего возможность «вытащить каштан из огня» чужими руками…

Технология этого преступления по-своему уникальна; надо отметить и мрачное мастерство писателей в создании психологически убедительного образа человека на грани помешательства – «белой горячки».

Попроще выглядит на этом фоне роман «Лица в тени». Нетрадиционен и художественно совершенен в нем лишь образ главного героя – богатого предпринимателя Ришара Эрмантье, в результате несчастного случая потерявшего зрение и не без помощи своей жены и своего ближайшего помощника оказывающегося отключенным от дела, от социальных связей, брошенного в пучину своих страхов, неврозов, психопатологических ощущений. Его судьба явно Символична: авторы склонны таким образом еще раз подчеркнуть жестокость и антигуманность окружающего мира по отношению к ослабевшим, утратившим способность к битве за «место под солнцем».

Детективный элемент в романе проявлен слабо и оставляет впечатление эмоциональных инъекций, искусно вкрапленных в незатейливое повествование.

Можно сказать, что Буало-Нарсежак придумывают неразгадываемые преступления, настолько все тонко и аккуратно исполнено. И единственный путь – это идти вместе с жертвой и преступником с самого начала, наблюдая, как хладнокровно готовится оно. Гуманизм ли это, как декларируют свой основной принцип авторы, или глухой пессимизм по поводу безумно порочной человеческой натуры? «Исцели подобным» – лозунг древней медицины – в данном случае единственное объяснение созданному; надо сказать, читателю приходится нелегко, когда он остается один на один с романами Буало-Нарсежака.

«Лица в тени» – первая попытка авторов перейти на «другую площадку», завершенная ими вполне во второй половине семидесятых годов. Именно тогда они декларировали и утвердили несколькими романами свой переход от психологического детектива к социально-психологическому роману с элементами детектива (из русских переводов это романы «Проказа», «Неприкасаемые», «Тетя»). Это серьезная, добротная проза, затрагивающая важные общественные проблемы разных периодов жизни Франции. В «Проказе» это проблема нравственного выбора в экстремальной социально-политической ситуации гитлеровской оккупации, в «Неприкасаемых» – экстремизм сепаратистских движений шестидесятых («Кельтский фронт») и проблема безработицы семидесятых, в «Тете» – актуальная для начала восьмидесятых годов специфическая проблема любви родителей к детям…

Между тем именно произведения, написанные в пятидесятые годы, принесли Буало-Нарсежаку широкую известность; некоторые из них были экранизированы, например, таким мастером, как Хичкок. Значительная часть из них не переведена на русский язык, так же, впрочем, как их исследование «Полицейский роман» (1964), две серии «развлекательных» детективов семидесятых годов – стилизованное продолжение приключений сыщика Арсена Люпена (героя романов писателя начала века М. Леблана) и романы для детей о мальчишке по кличке Без козыря, лихо раскручивающем загадочные происшествия.

Наиболее близок канонам традиционного детектива роман «Инженер слишком любил цифры». Хитроумно сконструированный, он сочетает традиционный для авторов развернутый психологизм с изобретательной детективной интригой.

Инспектор полиции Марей (классический тип сыщика – одинокий, не следящий за собой профессионал высокого класса, недолюбливаемый начальством) вызван расследовать таинственное и опасное дело: с секретного завода похищен контейнер с ядерным зарядом, при этом убит инженер Сорбье, автор этой разработки.

«Зацепки», которыми обладает инспектор Марей, весьма скудны, и следствие грозит зайти в тупик. Но происходит следующее преступление, жертва которого – один из подозреваемых инспектором; обстоятельства как две капли воды повторяют те, при которых был убит инженер Сорбье: неизвестный словно испаряется с места происшествия в считанные секунды…

Впрочем, инспектора ожидает еще не одно испытание на сообразительность. «Два предшествующих поражения Марей пережил, не жалуясь. Но теперь это переходило всякие границы. Сорбье был убит. Пусть так. Монжо ранили. Пусть так. Но тогда хоть существовала горькая реальность, вещественное доказательство преступления: подобрали тело убитого, обнаружили раненого. А вот если живое существо из плоти и крови улетучивается, словно дым, исчезает среди четырех стен в доме, где нет никаких хитрых тайников, тут можно свихнуться… С того момента, как он услышал последний удар в дверь, и до того мгновения, когда он увидел пустую площадку, прошло не более пяти секунд…»

Можно говорить, что случайность помогла Марею докопаться до истины; авторы, понимая, что плоскость расследования не совсем совпадает с плоскостью преступления, «помогают» инспектору, ухватившему главное. В детали всей цепи событий посвящает его сам преступник, загнанный в угол безвыходной ситуацией, в которой оказался по собственной инициативе.

Авторы вновь с тревогой повторяют: для человека исчезают нравственные запреты, нормальной является ситуация, в которой для соединения двух любящих сердец можно спокойно перешагнуть через труп, постаравшись поаккуратнее замести следы… Но зло обладает способностью распространяться, как круги по воде, захватывая все новые и новые неучтенные обстоятельства, неучтенные факторы. На этой идее и строится концепция детективной фабулы романа «Инженер…»

Особняком стоит небольшая повесть «В заколдованном лесу». Это стилизация под старинную легенду о привидениях и магических силах, овладевших древним замком. Основные события разворачиваются в начале XIX в. Последний представитель рода Мюзияков, которому принадлежит замок, в предсмертной записке подробно рассказывает о жутком приключении, участником которого стал он лично. Зная, что нескольких владельцев «постигла трагическая и страшная участь», что в округе идет о нем дурная слава, Пьер де Мюзияк во исполнение завещания матери все же решается выкупить его у последних хозяев. До начала «переговоров», движимый ностальгическими чувствами, он пробирается на территорию замка, входит в фамильный склеп… и видит бездыханные тела нынешних обитателей. Через полчаса они же медленно проезжают в карете мимо сраженного таким поворотом событий героя. Наутро, весь внутренне содрогаясь, он в сопровождении нотариуса идет в замок, где обнаруживает хозяев взволнованными, но в добром здравии, и лишь по одной ему известной примете Пьер де Мюзияк убеждается, что в дело вмешалась нечистая сила…

Эти записи читают наши современники – молодая пара, посетившая замок. Ален, чей предок оставил их, и его подруга Элиан проводят беглое детективное расследование, т. е. пытаются логически объяснить происходившее в далекие времена. Но авторам словно жаль разрушить легенду, и в финале появляется нечто, идентичное описанному в древней рукописи.

Небольшой рассказ «Кивок фортуны» можно определить как ироническую зарисовку о недалеком собирателе драгоценностей, пытающемся с мистических позиций обосновать таинственное происшествие с его коллекцией.

Издания произведений Буало-Нарсежака

Белая горячка /Пер. В. Орлова//Весь свет. – М., 1984.

В заколдованном л есу/Пер. А. Дроздовского//Смена. – 1988.– № 21–22.

Волчицы /Пер. Т. Чугуновой//Волга. – 1988.– № 1–3; М.: Прогресс, 1988.

Жизнь – вдребезги /Пер. Т. Ивановой//Простор. – 1973.– № 3–4.

Инженер слишком любил цифры /Пер. Н. Световидовой//Современный французский детектив. – М.: Прогресс, 1977;//Александер П., Ролан М. Увидеть Лондон и умереть… – М., 1989.

Кивок фортуны /Пер. И. Брагинского//Сельская молодежь. – 1983.– № 7.

Лица в тени. Проказа. Тетя /Пер. Г. Беляевой, Н. Световидовой, Т. Варсановой. – М.: Мол. гвардия, 1988.

Неприкасаемые /Пер. Н. Кудрявцевой. – М.: Мол. гвардия, 1983.

Среди мертвых /Пер. А. Дроздовского//Лит. Грузия. – 1989.– № 5–7.

Та, которой не стало /Пер. Л. Завьяловой//Зарубежный детектив. – М., 1972;//Современный французский детективный роман. – М., 1988; 1989.

Том 1
Ю. Уваров. Жизнь и творчество Буало-Нарсежака 5
Соавторы друг о друге Перевод с французского Л. Завьяловой 21
Призрачная охота. Роман Перевод с французского М. Стебаковой 29
Та, которой не стало. Роман Перевод с французского Л. Завьяловой 153
Лица во тьме. Роман Перевод с французского Н. Световидовой 275
Журнальный вариант заключительной главы романа. Перевод с французского Л. Завьяловой 416
Из царства мертвых. Роман Перевод с французского А. Райской 421
Том 2 — Замок спящей красавицы
Волчицы. Роман Перевод с французского А. Дроздовского 7
Дурной глаз. Роман Перевод с французского Л. Корнеевой 157
Замок спящей красавицы. Роман Перевод с французского Б. Скороходова 247
Фокусницы. Роман Перевод с французского Б. Скороходова 307
Том 3 – С сердцем не в ладу
Инженер слишком любил цифры. Роман Перевод с французского Н. Световидовой 7
С сердцем не в ладу. Роман Перевод с французского М. Машковой 145
Заклятие. Роман Перевод с французского В. Леликова 283
Трагедия ошибок. Роман Перевод с французского Р. Закаръян 423
Том 4 – Разгадка шарады — человек
Жертвы. Роман Перевод с французского А. Райской 7
Разгадка: шарады — человек. Роман Перевод с французского Л. Завьяловой 143
Смерть сказала: может быть. Роман Перевод с французского Л. Завьяловой 293
Убийство на расстоянии. Роман Перевод с французского М. Стебаковой 435
Том 5 – Морские ворота
Морские ворота. Роман Перевод с французского В. Леликова 7
Белая горячка. Роман Перевод с французского В. Леликова 133
Остров. Роман Перевод с французского М. Михайловой 223
Вдовцы. Роман Перевод с французского Л. Завьяловой 287
Том 6 – Жизнь вдребезги
Жизнь вдребезги. Роман Перевод с французского А. Райской 7
Голубой экспресс делает 13 остановок. Сборник рассказов Перевод с французского Л. Корнеевой 157
Хитросплетения. Сборник рассказов Перевод с французского А. Валетова 293
Том 7 – Операция «Примула»
Операция «Примула». Роман Перевод с французского Б. Скороходова 7
Брат Иуда. Роман Перевод с французского В. Леликова 139
В тисках. Роман Перевод с французского Б. Скороходова 277
Проказа. Роман Перевод с французского Н. Световидовой 417
Том 8 – Конечная остановка
Шалый возраст. Роман Перевод с французского Н. Световидовой 7
На склоне лет. Роман Перевод с французского Л. Завьяловой 143
Неприкасаемые. Роман Перевод с французского В. Румянцева 283
Конечная остановка. Роман Перевод с французского Л. Завьяловой 431
Том 9 — Любимец зрителей
Любимец зрителей. Роман Перевод с французского Л. Завьяловой 7
Тетя. Роман Перевод с французского Т. Ворсановой 153
Спящие воды. Роман Перевод с французского А. Райской 295
Последний трюк каскадера. Роман Перевод с французского Е. Цыб, О. Ивановой 437
Том 10 – В тесном кругу
Шусс. Роман Перевод с французского В. Плютинского 7
Мистер Хайд. Роман Перевод с французского Б. Скороходова 139
В тесном кругу. Роман Перевод с французского Е. Головиной 265
Контракт. Роман Перевод с французского Н. Световидовой 411
Рассказы Перевод с французского Л. Завьяловой
1973-1974
Рождественский сюрприз 533
Последнее искушение 538
Дичь 544
Мадемуазель Мод 551
Арсен Люпен в волчьей пасти 555
1975-1976
Убийца с букетиками 563
Угрызения совести 568
Двойной удар 575
Последняя жертва 579
На месте преступления 582
Кто убил тетю Эмму? 586
1977
Беглец 590
Круг замкнулся 593
Опасные клиенты 597
Том 11 – Солнце в руке
Содержание
Я побывала на том свете. Роман Перевод с французского Л. Корнеевой 7
Солнце в руке. Роман Перевод с французского Е. Головиной 135
Бонсаи. Роман Перевод с французского В. Румянцева 275
Ловкость рук. Роман Перевод с французского И. Шведченко 429


Leave a Reply