Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


античность

Герман Хафнер — Август

Posted by

Выдающиеся портреты античности

Гай Октавий. 63 г. до н. э. — 14 г. н. э. После усыновления Цезарем получил имя Гай Юлий Цезарь Октавиан. С 27 г. до н. э. — император Цезарь Див Филий Август. Сын Гая Октавия и Атии. Римский император 30 г. до н. э. — 14 г. н. э.

 Герман Хафнер - Август
Август. Верона.
 Герман Хафнер - Август
Август. Рим, Национальный музей.
 Герман Хафнер - Август
Август. Рим, Капитолийский музей.

Хотя Август даже после смерти и вплоть до конца античного мира считался идеальной личностью, образцом, почти все его портреты были созданы или в период его правления, или при его ближайших преемниках. Его изображали в различные периоды жизни, однако портретов императора, когда он был ребенком, не существует. «Молодой Август», находящийся в Ватикане, оказался изобретением наполеоновского времени. Копии, сделанные в XIX в. с этого вызывавшего тогда всеобщее восхищение детского портрета, считаются античными еще только в музеях Карлсруэ и Майнца. На самых ранних портретах Август изображается молодым человеком, мстителем за своего приемного отца, имя которого он носил, и не любившим, когда его называли не Цезарем, а Октавианом. Сохранилось несколько экземпляров этих портретов; они были созданы в период, когда Август, мстя за убийство Цезаря, казнил сотни римских граждан и таким образом неслыханно обогатился. В результате побед: при Филиппах (42 г. до н. э.) над Брутом и Кассием, у мыса Акций (31 г. до н. э.) над Марком Антонием и Клеопатрой VII — Август добился единовластия. Портреты отражают его беспощадность, тщеславие, пылкий темперамент. Как первый гражданин в государстве, он теперь был во главе Рима. Став властелином, он сознательно отошел от имевших восточную окраску греческих представлений Цезаря. Он проявил себя как сторонник римской культуры, возврата к старым добрым римским обычаям. Август даже подумывал о принятии имении Ромула. Портреты императора подчеркивают его римский дух; он любил носить торжественную тогу, которой вернул былое уважение. Несколько взлохмаченные в молодости волосы теперь спадают на люб почти ровными прядями — тоже свидетельство возврата к староиталийским формам. Перед нами император, получивший с 27 г. до н. э. почетное звание Август (священный, великий). То, что он добился своей цели благодаря грубости и жестокости, забылось; ведь он является гарантом «Римского мира», того мира, который сделал 45-летний период его правления одной из самых счастливых эпох. Сам Август оказался менее счастливым. Его встреча с Ливией Друзиллой привела к расторжению браков с той и другой стороны и к новому брачному союзу в 38 г. до н. э. Своих сыновей у Августа не было, и поэтому холодная и жаждущая власти Ливия всеми силами старалась сделать наследником Тиберия, своего сына от первого брака. Так как внуки Августа Гай Цезарь и Луций Цезарь — сыновья его дочери Юлии и Агриппы, которых он предполагал сделать своими преемниками, рано умерли, он только из государственных соображений исполнил волю Ливии и усыновил Тиберия, объявив его своим преемником. Это крушение планов Августа, а также тревога за судьбу дочери, которая не оправдала его надежд, рано состарили Августа. Покорность судьбе заметна на лице этого удачливого правителя, который на вершине славы познал обманчивый блеск счастья. Можно сказать, что портреты пожилого Августа являются потрясающим свидетельством трагедии этого «счастливого человека». Все изображения Августа отличаются скромностью (это результат влияния «римского духа»): на них мы не видим атрибутов, указывающих на его власть. Эти портреты, концентрирующие внимание только на человеке, стали примером подражания для последующих императоров, пока «принципат» с его ярко выраженной человечностью вновь не уступил место абсолютному господству грековосточных образцов.


Leave a Reply