Петербурговедение, краеведение

Гранитное барокко. Васильевский остров, 6-я линия, 47

Ответственный за материал:

Прогулки по городу

Найти этот дом легко — он находится ровно напротив алтарной части Благовещенской церкви, построенной в середине XVIII века при императрице Елизавете Петровне. Государыня в архитектуре предпочитала затейливые формы, в ее честь окрещенные «елизаветинским барокко». Дом, построенный накануне Первой мировой, не просто подлаживается под нарядные церковные стены, а пытается перещеголять их в изысканности и количестве декора. Вот только если в елизаветинское время декор был лепным, то фасады этого дома кажутся целиком высеченными из камня.

Летом 1912 года два равных участка земли приобрел здесь лекарь Аркадий Сагалов, руководивший Петроградским частным родильным домом. Предприимчивый медик тут же затеял масштабное строительство, пригласив архитектора Александра Лишневского, который ранее уже строил для него доходные дома.

Двойной участок решили застраивать поэтапно. Это было резонно, ведь первую очередь можно было заселить жильцами, а доход от арендной платы пустить на новое строительство. Шестиэтажный дом на одной из частей участка был готов уже в ноябре 1913 года и тут же заселен. В качестве помощника Лишневского на стройплощадке работал студент Высшего художественного училища при Академии художеств Леонид Анолик— будущий советский архитектор. Он известен тем, что возглавил созданную летом 1945 года Ленинградскую архитектурно-реставрационную мастерскую, в которой собрал лучших специалистов, ставших основоположниками ленинградской школы реставрации…

Стены новой постройки были украшены сочным декором, заставляющим вспомнить, к примеру, Зимний дворец. Декоративные элементы выполнены из высокопрочной штукатурки, имитирующей натуральный камень, — отсюда впечатление, что фасад как будто бы вырезан из гранита или песчаника (создать иллюзию того или иного камня можно, изменив тон окраски стен).

Стены дома сложены из кирпича, но в перекрытиях применены новые для того времени бетонные своды. Фасадные эркеры были выложены из бетонитовых камней — полых блоков из бетонной массы и шлаков, которые дешевы, легки, огнестойки и применялись в тех частях зданий, где нет больших нагрузок.

В мае 1914 года Сагалов решил застроить и левую часть своего домовладения, но пригласил другого архитектора — Абрама Берлина, который представил проект с фасадом, точь-в- точь повторявшим соседний. Плагиат? Вовсе нет! Берлин, дипломированный квалифицированный зодчий, был сотрудником архитектурного бюро Лишневского.

Строительство пришлось на Первую мировую войну — вероятно, по этой причине фасад остался совершенно без отделки… А Берлинс 1921 года жил в Палестине, построил несколько заметных жилых, общественных и производственных зданий в Тель-Авиве и Иерусалиме.

Перед революцией в этом доме поселился (и жил до 1926 года) поэт Анатолий Пучков, выступавший под псевдонимом Анатоль Серебряный и представлявший себя как «мировой футурист». Он учился в столичном Университете, с 1912 года начал публиковать свои стихи — «Первые созерцания», «Юные аккорды», сборник «Последняя четверть луны»; участвовал в дискуссиях в кабаре «Бродячая собака».

Во время революции Пучков оставил поэзию ради партийной деятельности, с 1919 года занимал должность заместителя комиссара продовольствия Петрограда, затем другие ответственные хозяйственные посты в городе. По воспоминаниям Георгия Иванова, однажды поэт Николай Оцуп добился приема у грозного «заведующего распределительной частью» и «с удивлением и блаженством узнал в нем старого знакомого — Анатолия Серебряного». «Пучков просиял и, оторвавшись на минуту от приятной беседы, прокричал в телефон распоряжение немедленно приготовить ордера «на все» — шапки, пальто, муку». И вскоре Оцуп получил требуемое.

«Потом этот способ — разыскивать в советских учреждениях графоманов и при их помощи устраивать железнодорожный билет или калоши — стал общеизвестным, опошлился, так сказать. Но честь его открытия принадлежит Н. Оцупу», — уверял Георгий Иванов.

В наши дни внешний облик «двойного дома» лекаря Сагалова не вызывает нареканий: правая часть восхищает барочным декором, левая гладко оштукатурена. А вот с интерьерами не все благополучно: в декабре прошлого года пропали витражи в духе барокко. В июле суд признал вину управляющей компании, которая, ремонтируя окна в доме, заменила витражи во фрамугах на стекло. Теперь компания обязана заплатить штраф и водворить витражные стекла на их законное место…

Два дома под одним номером располагаются на участке, принадлежавшем когда-то одному владельцу. Тот, что слева, из-за Первой мировой войны остался без лепнины на фасаде.

Александр Чепель, кандидат исторических наук

Фото Дмитрия Соколова


Оставить комментарий