Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


публикация

Л. Дёмин, Г. Сарафанов — Наблюдения из космоса

Posted by
Г. В. Сарафанов и Л. С. Дёмин на почтовой марке СССР
Г. В. Сарафанов и Л. С. Дёмин на почтовой марке СССР

Полковник-инженер Л. ДЕМИН, летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза, кандидат технических наук; полковник Г. САРАФАНОВ, летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза

Изучение нашей планеты, окружающей ее атмосферы и космоса с борта космических кораблей осуществляется с помощью различной аппаратуры или визуально. Непосредственные наблюдения, хотя и носят на себе отпечаток субъективности, являются важными, а подчас и незаменимыми.

Человеческий глаз — весьма совершенный оптический прибор, обладающий высоким разрешением, чувствительностью, способностью не только различать яркость и цвет, но и замечать малейшие их изменения и оттенки. Человек может увидеть то, что не под силу самому совершенному прибору. Свойством смотреть и видеть, видеть и наблюдать, наблюдать и анализировать обладает пока только человек, и в этом отношении у него нет конкурентов.

Для наблюдений из космоса характерно то, что космонавт может рассматривать и изучать большой по площади объект и происходящие на нем процессы, при необходимости быстро переключаться на наиболее важные и интересные для него детали, не теряя представления об общей картине. Ценность визуального наблюдения состоит также и в том, что космический корабль, пролетая мимо наблюдаемого объекта, дает возможность космонавту осмотреть его с разных сторон, при различном освещении Солнцем. В результате этого космонавт получает более полное представление об объекте, подмечает его характерные особенности, дает увиденному оценку.

Визуальные наблюдения проводит каждый экипаж космического корабля. Наблюдения Ю. А. Гагарина, его ощущения легли в основу программ последующих полетов, помогли другим космонавтам лучше подготовиться к ним.

В полете космического корабля «Союэ-15», кроме решения основных задач, наш экипаж визуально, без применения оптических средств, производил различные наблюдения. О некоторых, наиболее интересных из них, рассказывается в этой статье.

Начиная с полета Ю. А. Гагарина советские и американские космонавты неоднократно наблюдали в космосе через иллюминаторы светящиеся частицы. Происхождение их пока еще точно не установлено. Принято считать, что они искусственного происхождения, то есть состоят из обычной покрывающей корабль пыли, побочных продуктов работы двигательных установок, а также продуктов разрушения поверхности космического корабля.

Космонавты, наблюдавшие светящиеся частицы, описывают их по-разному, отождествляя с известными предметами и явлениями: они представлялись им или е виде падающих снежинок, или сравнительно медленно перемещающихся точек белого цвета, искрящихся в лучах Солнца, или в виде звезд, наблюдаемых с Земли в темную ночь, или матовых крупинок льда серовато-белого цвета.

Наблюдения светящихся частичек с борта космического корабля «Союз-15» подтверждают приведенное выше предположение об их происхождении. Возможно, какая-то их часть прилипла к корпусу корабля еще на Земле и была выведена вместе с последним на орбиту.

Экипаж космического корабля «Союз-15» несколько раз наблюдал светящиеся частицы, которые представляли собой материальные тела небольшого размера, по форме напоминавшие чешуйки или мелкие клочки бумаги. Иногда они казались светящимися шариками.

Однажды бортинженер заметил светящуюся частичку в виде короткой нити длиной 2,5—3 см, изогнувшейся крючком. Она медленно вращалась в лучах Солнца. Ее длина была определена без применения инструментальных средств, так, как мы это делаем в повседневной жизни, наблюдая те или иные предметы и используя для этого бинокулярное свойство нашего зрения.

Обычно же были видны лишь контуры частиц, детали на их поверхности различить не удавалось. Это и не позволяло установить их происхождение, затрудняло определение размеров.

Определить размеры частиц без применения измерительной техники весьма сложно, ибо неизвестно расстояние до них. Кроме того, рядом с ними нет предметов с известными размерами, их не с чем сравнивать.

Частицы наблюдались только на темном фоне (звездное небо) в лучах Солнца. Наши попытки обнаружить их на светлом фоне к успеху не привели.

Относительно космического корабля наблюдаемые частицы всегда двигались с незначительной скоростью либо в произвольных направлениях, как пыль в луче света, либо все в одном направлении. Приведем несколько примеров.

27 августа в 9 ч 45 мин из спускаемого аппарата через правый иллюминатор мы видели светящиеся частицы, двигавшиеся в одном направлении. В это время Солнце светило со стороны левого иллюминатора, а в правый было видно звездное небо и часть штыревой антенны, ярко блестевшей в лучах Солнца. Частицы были хорошо видны в виде медленно перемещающихся точек.

При полете над США (27 августа в 17 ч 30 мин) и затем над Австралией светящиеся частицы не наблюдались, хотя условия наблюдения (темный фон и боковое освещение Солнцем) были благоприятными.

Редкий человек в наше время не летал на самолетах и не любовался через иллюминатор чарующими картинами земли, неповторимой в своем разнообразии облачностью. Если самолет летит на высоте 8—10 тысяч метров, внизу подчас можно наблюдать огромные поля облаков, напоминающие собой ровное заснеженное поле либо всхолмленную поверхность. Можно сконцентрировать свое внимание на определенном участке облачности и увидеть на нем бугры, волнистую поверхность, просветы, сквозь которые просматривается земля, отдельные облака, шапками висящие над ярко освещенной землей, а неподалеку — черные пятна их теней.

Примерно такая же картина наблюдается и из космоса. Только теперь произошло дальнейшее сгущение облачности — наблюдаемые с самолета огромные площади облаков приобрели характер отдельных облачных образований и облаков больших размеров, форма и структура которых аналогична наблюдаемым с самолета.

Таким образом, при полете на космическом корабле возникает иллюзия «самолетной» высоты полета, которая ощущалась в основном при нахождении космического корабля либо над морской поверхностью, в разных местах покрытой облаками, либо над сплошной облачностью. Причинами такого явления, видимо, следует считать три фактора: трудность определения высоты из-за отсутствия наземных объектов с известными размерами, с которыми можно сравнивать облачные формирования или отдельные облака; длинные тени от облаков на морской поверхности, наблюдаемые в утренние и вечерние часы космического дня; и, наконец, одинаковые формы облаков и одинаковая их структура, наблюдаемые из космоса и с самолета.

Если наблюдение редкой облачности производилось над океаном и возникала иллюзия «самолетной» высоты полета, то при появлении в иллюминаторе земной поверхности эта иллюзия некоторое время сохранялась.

Отдельные искусственные сооружения и крупные природные образования на земной поверхности воспринимались, как и при полете на самолете, и взгляд невольно отыскивал на Земле детали, которые обычно видны с «самолетной» высоты.

Так, при соответствующем освещении крупный горный хребет можно было принять за отдельную гору, большой город — за маленький, огромный лесной массив — за рощу. И только явная несоизмеримость размеров прерывала иллюзию.

Некоторые космонавты рассказывали, что во время полета они видели на земной поверхности объекты, размеры которых лежали за пределами разрешающей способности глаза. Может быть, описанная иллюзия каким-то образом повинна в повышении остроты зрения?

Большая часть планеты покрыта облаками, особенно ее полярные районы. Свободны от облачности чаще всего районы земной поверхности, близкие к экватору (Африка, Центральная Америка и т. д.).

Определенный тип облачного формирования в иллюминаторе корабля имеет в большинстве случаев значительные размеры.

Над экваториальной частью океана экипаж наблюдал процесс зарождения облачности. Сначала вдалеке впереди по курсу появилось несколько параллельных облачных струй, исходивших из океана и сносимых ветром в сторону сплошной облачности. Казалось, что из заводских труб выходит дым и, не успев подняться, сносится ветром в сторону. Облачные струи исходили из точек, расположенных недалеко друг от друга. В момент пролета над ними удалось рассмотреть их подробно.

Структура полос ровная, плотная, ширина каждой полосы (их было четыре) на стекле иллюминатора около сантиметра. Расстояние между струями переменное, равное одной — трем ширинам струй. Начало струй разбросано по поверхности океана произвольно, но недалеко друг от друга. По-видимому, от сильного нагрева вода интенсивно испарялась. Эти испарения на определенной высоте охлаждались и превращались в облака, а сильный ветер сносил их в сторону.

Над сушей в сплошной облачности экипаж наблюдал три круглых «окна», расположенные произвольно и недалеко друг от друга. Сквозь них была видна темная Земля. «Окна» имели правильную форму и мало отличались размерами.

Ночью над США (27 августа в 12 ч 30 мин. Географические координаты точки: широта приблизительно 51°, долгота — 246°) экипаж видел в северном направлении светящиеся столбы. Сначала впереди слева по курсу была замечена облачность, светящаяся изнутри. Что-то подобное, только в меньших размерах, можно наблюдать ночью при приближении самолета к крупному городу, закрытому сплошной облачностью. Световое излучение города подсвечивает облако снизу, поэтому сверху видно светящееся пятно.

По мере приближения в середине светящейся облачности появлялись светлые столбы, а затем в окружавшем их пространстве возникала легкая вуаль, как бы изрезанная складками в различных направлениях. Свечение столбов было равномерным по всей их длине, без переливов и мерцаний. Они исходили из светящейся облачности, шли вертикально вверх параллельно друг другу и оканчивались несколько выше видимого горизонта, причем ширина их незначительно и равномерно увеличивалась снизу вверх. Таких столбов было три.

С приближением утренней зари, первые признаки которой появились, когда светящаяся облачность переместилась из правой части иллюминатора в левую, яркость свечения стала падать и облако растаяло перед самым выходом солнца из-за горизонта. Отметим, что наблюдение светящейся облачности и столбов производилось из области вертекса (самой северной точки траектории) в северном направлении и облачность со столбами находилась приблизительно на расстоянии около 800 км от корабля, то есть грубо можно определить местоположение наблюдаемого явления на широте около 58°.

Экипаж наблюдал различные типы облачных образований. К ним надо отнести сплошную ровную облачность, занимавшую все видимое пространство в иллюминаторе, и облачность, напоминавшую лунную поверхность, изрытую кратерами. «Кратеры» — это земля, просматриваемая сквозь облака, а пространство между ними — более плотная облачность.

Наблюдались также ровные ряды кучевых облаков. Расстояния между облаками в рядах почти одинаковые, ряды облаков отстоят друг от друга приблизительно на равных расстояниях.

На фоне сплошной облачности можно было видеть полосы прозрачности, отстоявшие друг от друга приблизительно на равном расстоянии. Создавалось впечатление, что сплошная облачность «пропахана» огромным плугом и там, где он прошел, видна Земля. Иногда облачность напоминала морскую рябь.

В некоторых случаях в сплошной облачности были видны резкие сбросы (обрывы) по высоте, протянувшиеся на большое расстояние, причем линия сброса имела незамкнутый вид (как вертикальный сдвиг почвы) или замкнутый, отчего создавалось впечатление, что часть сплошной облачности провалилась вниз и образовала углубление неправильной формы.

Наблюдались также размашистые дуги облачности, занимавшие все видимое поле зрения, а также облачность, напоминавшая весенний лед или пересохшую, растрескавшуюся от зноя почву. Экипаж видел облачность, похожую на сплошные снежные поля с застругами.

Один раз на сплошной ровной облачной поверхности удалось рассмотреть облачное образование в виде прямой линии, уходившей из-под корабля за горизонт. Эта линия напоминала сварной шов на поверхности металла. Она незначительно возвышалась над всей облачной массой, не отрываясь от нее.

При подлете к острову Мадагаскар мы рассмотрели дно и его структуру в северной части Мозамбикского пролива, отделяющего Мадагаскар от Африки. Во время наблюдения облачность отсутствовала, а Солнце светило со стороны острова.

По мере удаления от берега Африки вода становилась более темной, затем посветлела. Далее было видно дно, покрытое песчаными дюнами, которые тянулись вдоль пролива.

Характер и структура дюн приблизительно такие же, как на песчаном дне мелкой речушки. Конечно, размеры дюн в проливе больше, но определить их истинные размеры не представлялось возможным. Затем вода опять потемнела, и далее пошла прибрежная зона острова Мадагаскар.

Таким образом, можно сделать вывод, что у берегов Африки и о. Мадагаскар есть впадины, а между ними отмель, покрытая песчаными дюнами. Определить породы, из которых состояли дюны, с борта космического корабля визуально, естественно, невозможно. Поэтому слово «песчаные» мы употребляем исходя из того, что обычно дюны бывают из сыпучего материала, сравнительно легко перемещаемого течением. Существование дюн говорит о том, что в проливе есть течение такой силы, что оно может перемещать материал дна.

Обычно дюны располагаются поперек водного иди воздушного потока, который их формирует. Следовательно, в проливе на мелководье существует придонное течение.

Целенаправленное и длительное визуальное изучение природной среды с каждым годом приобретает все большее значение. Это еще раз подтвердил замечательный полет на станции «Салют-4» экипажа в составе П. Климука и В. Севастьянова. Полученные результаты позволяют считать, что присутствие на борту долговременных орбитальных станций квалифицированных специалистов-космонавтов сыграет важную роль при исследовании таких явлений природы, наблюдение которых невозможно с Земли или может осуществляться лишь при весьма специфических условиях эксперимента.


Leave a Reply