Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


Правда

Надежда Кондакова — Этот чистый снег. Заметки писателя

Posted by

Чем пахнет новогодний снег? Конечно, таинственно- серебряной водой из ковша Большой Медведицы, дальним суровым и мудрым бором, робкой и нежной озимью, скрытой до поры до времени под тяжелой пушистой шубой, и ещё — ядреной смолой разлапистой, недавно срубленной елки, теплыми домашними пирогами, деревенской тишиной, предпраздничной городской суматохой, подарками, детским смехом, мелодичным перезвоном пенистых бокалов… И еще — воспоминаниями и мечтами, чем-то далеким, загадочным и одновременно несказанно близким, родным…

И все-таки — снег пахнет… снегом, ибо он так наряден, так ярок, естествен и так необходим всем нам, что сравниться может только с самим собою. Ведь это снег новогодней ночи!

Новый год… Вот он несется над пустынными полями, спящими озерами и реками, несется над многоэтажными шумными городами, над притихшими весями и бессонными полустанками — и везде ждут его с открытой радостью и затаенной надеждой — каким-то будет он? Хорошо бы необманчивым в ожиданиях, щедрым по части исполнившихся желаний! Хорошо бы — счастливым и мирным!..

А вот уже он, молодой витязь, розовощекий добрый молодец со дружиною крепких морозов и косматых метелей, пройдя океаны и моря, захватив почти половину земного пространства, точно в 24 часа по московскому времени вступает на Красную площадь под сень державных кремлевских слей, под хрустально чистый звон курантов, и навстречу ему величаво плывут гордые звуки вашего Государственного гимна…

Наступил одна тысяча девятьсот восемьдесят пятый, особенный для нашего народа год — год сорокалетия Победы в Великой Отечественной войне. Что значит этот праздник для живущих среди нас ветеранов — понимают все. Но ведь и мне, родившейся через несколько лет после Победы, он представляется живым, осязаемым и нетленным. Не зная, я помню его. Так помнят предания старины и великие деяния предков, так помнят в лицо героев, живших столетиями ранее, так помнят дети ту часть жизни своих родителей, свидетелями которой они не были. Я — помню и знаю, что эта моя память — больше моей жизни. На дне ее хранится и недошитое крепдешиновое платье мамы, на четыре года замененное грубою мужскою одеждой, и потускневшие медали отца, и пронзительные в своей теперешней исторической значимости солдатские письма погибшего под Ленинградом в канун первого военного Новогодья молодого учителя русского языка — моего незабвенного дяди Лёни… На дне этой памяти столько слез, столько соленой живой воды, что хватит ее ещё не на одно поколение…

С особенным трепетом перелистываю пожелтевшие и потемневшие, местами истертые подшивки газет военного времени. Сегодняшнее эхо перекликается с прошлым… Конец декабря 1941 года. Не сдавшаяся врагу Москва.

Какою была она в ту первую военную новогоднюю ночь? «Незабываема лунная снежная московская ночь зимой 1941 года. Нет искусственного электрическою освещения, и только одна луна придает этот голубоватый отлив белоснежному убранству деревьев, заборов, крыш, сугробов… Москва темна, безмолвна, она оделась в скромный фронтовой наряд. Но и темная, она светит на всю страну, на весь мир», — писала газета 1 января 1942 года.

И совсем, совсем уже в других интонациях и красках предстает перед нами первый день 1945 года. «Мы горячо приветствуем Новый, 1945-й год. Нет сомнения в том, что ему суждено стать историческим годом. Мы ждем от него победного завершения войны с гитлеровской Германией и начала новой, длительной эры мира…» — так начиналась передовая «Правды» И тут же, на газетном поле, рядом с сообщением о военных действиях на будапештском плацдарме — сообщения о поисках нефти в Горьковской области, о новом мосте через Днепр в Смоленске, о восстановлении на Таганрогском металлургическом заводе последней доменной печи, о сверхплановой продукции обуви…

Я отрываю глаза от мелкого, с годами даже как бы уплотнившегося шрифта и сразу же переношусь в серебристые и хрустящие московские сумерки.

В звонко-крахмальных вологодских кружевах, в оренбургских пуховых паутинках стоит моя зима, кружит моя земля, парит моя Москва. И в сегодняшний Новый год она молода и сказочно прекрасна.

Я иду по заснеженной Ордынке, по притихшему без машин бело розовому Арбату, брожу в Сокольниках, гуляю в Замоскворечье, прихожу на Красную Пресню…

Вспомнив все дорогие сердцу встречи прошлого года, все улыбки, все подаренное мне людьми тепло. И вместе с тем вспоминаю бережно сохраненные номера «Правды», где опубликованы Указы 1945 года о награждении орденами и медалями многодетных матерей и лучших народных учителей, в размышляю о нашей новой школьной реформе, о том радостном, прозвучавшем с трибуны октябрьского Пленума ЦК КПСС известии, что «в целом же по стране рождаемость в 1983 году достигла на селе самого высокого уровня за последние 20 лет».

И еще — вспоминаю, что скоро исполняется 80 лет со дня первой русской революции. первых наших Советов… Думаю о предстоящем 100-летии легендарного полководца, одного из основателей Красной Армии — Михаила Васильевича Фрунзе, о яркой, короткой судьбе генерала Черняховского, о геройской смерти генерала Карбышева — они не дожили до Победы…

Будущее — я очень люблю это слово, ибо оно заключает в себе самое прочное и жизнеутверждающее понятие. И совсем недаром рядом, в одном языковом гнезде, стоят слова «будущее» и «будни». Будни приближают наше будущее, заботятся о нем, верят в него всей своей жизнелюбивой материнской верой. Материнское ощущение лежит в основе прочности земного бытия, в основе всего, что может оберечь человечество от распада и разрушения. Жизнь без будущего — это жизнь без смысла; даже любовь без будущего горька, даже счастье — трагично.

Одним из самых прочных, жизнеутверждающих слов является в нашем языке слово «труд» и вплотную примыкающее к нему имя существительное — хлеб. Теплый, только что испечённый, он странно пахнет чистым новогодним снегом. Ежедневно я слышу этот пшенично-ржавой запах, этот неукротимый дух жизни, потому что живу в двух шагах от московского хлебозавода № 4.

Думаю о хлебе. И опять летит ко мне эхо новогодней ночи победного 1945 года. Опять рассказывает сорокалетней давности газета. Часы только что пробили: полночь. А через какое-то время в двери роддома постучали и прямо с порота раздался вопрос, родился ли кто-нибудь уже в 1945 году? Дежурный врач встретила журналистку весело; «Да, у нас урожай. К утру, я полагаю, человек пятнадцать новых граждан появится на свет».

— А первый кто родился в 1945 году?

— Девочка.

Пожилая нянюшка, довольно посмеиваясь, говорит, что это добрая примета. Значит, скоро конец войне…

Где сейчас та маленькая предвестница мира? Может быть, это ее дочь родила нам сегодня ночью девочку, ту самую, которой предстоит продолжать человеческий род в новом, таком удаленном от нас и таком приближенном к нам XXI веке? В том веке, где снег будет так же пахнуть снегом, работа оставаться работой. любовь — любовью, а звезды никогда не соединятся со словом «война».

Правда, 1 января 1985 года


Leave a Reply