Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


Петербурговедение, краеведение

Павел Федотов — Первый архитектор Петербурга

Posted by

Создание Санкт-Петербурга вошло в историю как невиданный подвиг народа. Сказал в этом свое слово и Трезини. Доменико Трезини, итальянец по национальности, но родом из Швейцарии. Семья, в которой родился в 1670 году первый архитектор новой русской столицы, жила в то время в швейцарском городе Астано, где до наших дней сохранился их дом с фамильным гербом на фасаде. Россия стала для Доменико Трезини второй родиной, где в полной мере раскрылся талант архитектора, строителя и художника. Ему суждено было воплотить в камне дерзновенные замыслы Великого Петра.

Годы учебы Трезини совпали с годами последнего триумфа Венеции. Ради заработка Доменико отправляется в Копенгаген. Король Кристиан V мечтал создать мощные укрепления вокруг своей столицы. Видимо, прослышав об этом, Доменико заспешил на Север. Надеялся получить заказ. Но когда добрался до Копенгагена, то увидел на троне уже другого правителя. Новый король, Фредерик IV, строить ничего не собирался.

В 1703 году в России царю Петру понадобился строитель крепостей. Доменико Трезини числился «архитектонским начальником», и 1 апреля 1703 года Андрей Измайлов, русский посол при дворе датского короля, «учинил уговор с господином Трецином».

Неблизким был путь Доменико Трезини в Россию, но длительное путешествие по северной Руси пошло ему на пользу. Внимательным, цепким взором опытного мастера всматривался он в строения русских городов и поселений, вникая в их стиль и планировку, пытаясь понять быт и дух неведомого ему народа, усвоить его нравы. На берега Невы зодчий прибыл в начале марта 1704 года и сразу же приступил к выполнению царского задания – сооружения форта Кроншлот.

Форт Кроншлот (будущий Кронштадт) успешно выдержал атаку шведской эскадры (впрочем, кронштадтские укрепления этого времени не сохранились и известны лишь по гравюрам). Морские ворота новой столицы России оказались для врагов отныне и навсегда прочно запертыми на замок. Это деревянное строение – своеобразный дебют зодчего Трезини в России.

Одновременно с Петербургом на острове Котлин возникает и начинает строиться по проектам Трезини военно-морской город-крепость Кронштадт. Доменико Трезини понравился Петру, и ему поручается проектирование и строительство главнейших объектов новой столицы. Осенью 1704 года по проекту Трезини заложили третью крепость и судостроительную верфь – Адмиралтейство. Тогда же Трезини обновлял поврежденные фортификации Нарвы. А в 1706 году архитектор приступил к главному своему труду – строительству Петропавловской крепости, которую из земляной предстояло сделать каменной. Перестройке и постройке Петропавловской крепости Трезини отдал почти тридцать лет. К 1718 году крепость как таковая – с массивными приземистыми стенами, бастионами и Петровскими воротами (украшенными рельефными атрибутами воинской доблести и аллегорической композицией «Низвержение Симона-волхва апостолом Петром» работы скульптора Конрада Оснера) – была в значительной своей части уже построена. К 1733 году над ней вознесся Петропавловский собор – трехнефная базилика со стройной колокольней, увенчанной грандиозным золоченым шпилем. Этот собор стал самым масштабным из тех стилистически рубежных памятников петровского времени, что как бы развернули православное церковное строительство лицом к Западу, преобразив в нем не только внешнее декоративное убранство (как это было в «московском» или «нарышкинском» барокко), но всю архитектонику, размеченную здесь декоративно-скупым, но мощным ритмом пилястр и волют. Кирпично-красный с белыми порталами ансамбль Трезини резко отличался от древнерусских монастырей, укрытых грозными крепостными стенами. По размаху, по торжественной, строгой нарядности Россия еще не знала подобных строений. И Петр, любуясь моделью, охотно одобрил ее.

Взметнувшаяся колокольня была традиционной, напоминая о старинных русских кремлях и монастырях, и вместе с тем служила маяком.

По замыслу Трезини, ей должны были вторить задуманные или выполненные шпили над строениями Александро-Невского монастыря, Морского и Сухопутного госпиталей, Петропавловской крепости, Адмиралтейства. Располагаясь на изгибах Невы, они были не только своеобразными навигационными знаками, но и архитектурными доминантами невских берегов.

Петр приказал Трезини выстроить здание Двенадцати коллегий. У каждого здания свой парадный вход. Своя крыша.

Первый этаж здания – галерея, где вместо колонн массивные рустованные пилоны – широкие прямоугольные столбы. Второй и третий этажи гладкие. Вход в Коллегию в центре здания. Над ним нависает балкон второго этажа. А на крыше, над ризалитом, – нарядный фронтон криволинейных очертаний, как требовал стиль барокко. Середину фронтона – тимпан – украшает лепное изображение эмблемы Коллегии.

Невиданная до тех пор длина постройки, 383 метра, завораживающий ритм ризалитов и фронтонов, пилястр и пилонов, насыщенная красно-белая цветовая гамма – все придавало Двенадцати коллегиям внушительный, торжественный вид и порождало изумление современников.

Канцелярия городских дел, созданная для надзора над сооружением Петропавловской крепости, вскоре стала архитектурным штабом всей новой столицы (Трезини же был правой рукой главы Канцелярии Ульяна Сенявина). Здания и целые комплексы по проектам швейцарского мастера возводились в ключевых точках Петербурга: Летний дворец Петра в Летнем саду (1710 – 1714), Благовещенская церковь с Духовским корпусом в Александро-Невской лавре (1717 – 1722). Трезини в то же время тонко дифференцировал стилистику, исходя из назначения здания. Если его церковные образы, более «южные» по духу, подчеркнуто величавы и масштабны, то образы светские, напротив, подчинены, прежде всего, принципу практического удобства и компактности, характерных для северного, голландского барокко. Постоянно работая по личным указаниям Петра, зодчий внес также решающий вклад в регулярную планировку города на Неве в целом (в первую очередь на Васильевском острове) и составил «образцовые» (типовые) проекты жилых домов для размещения разных слоев населения («именитых», «зажиточных» и «подлых»).

Трезини создал несколько сооружений «во славу русского оружия». На Выборгской стороне была заложена Сампсониевская церковь, на берегу Невы – Александро-Невский монастырь. Разработав проект монастыря, Трезини начал строительство, но до конца его довести не успел.

Архитектор строил Летний и Зимний дом Петра, Почтовый дом и здание Главной аптеки, личные дома многих именитых горожан. Под руководством Петра, пользуясь его устными и письменными указаниями, Трезини разрабатывал планировку отдельных частей города. Она вылилась в целостную систему первого Генерального плана Петербурга. По плану, выполненному Трезини и утвержденному Петром I, в январе 1716 г. начались работы на Васильевском острове. В первом плане города меньше внимания уделялось Выборгской стороне, однако своеобразная «стрелка» у разветвления Невы и Большой Невки была выбрана местом для строительства военного госпиталя.

Петербург и сегодня бережно хранит приметы градостроительной деятельности Доменико Трезини – дома, дворцы, соборы…

Вторая примета – графическая сетка проспектов и линий Васильевского острова. Пожалуй, по размаху строительства, по затраченным силам, масштабам замыслов это главный труд в жизни Трезини.

Все эти сооружения и сейчас являются достопримечательностями нашего города, определяющими неповторимый облик центра современного Петербурга. В них удивительно удачно сочетаются скромность и изящество архитектурных форм и замыслов с рациональностью и простотой строительных решений.

Дом Трезини функционировал как домашняя школа: из числа его помощников-«гезелей» вышел целый ряд видных зодчих, в том числе архитекторы Пьетро Антонио Трезини (сын Доменико), строивший в Александро-Невской лавре, и Михаил Григорьевич Земцов. Одним из первых поселился у Трезини недавний служитель губернской канцелярии Михаил Земцов. Если бы Доменико Трезини ничего не построил в Петербурге, а только воспитал бы первого талантливого русского зодчего, то и этого достаточно, чтобы остаться в памяти благодарных потомков. Среди этих имен в памяти потомков остались такие: Василий Зайцев, Григорий Несмеянов, Никита Назимов, Данила Ельчанинов, Федор Окулов. Не зарыл мастер свой талант в землю. Целиком отдал на благо России – своей новой родины.

Доменико Трезини умер в Петербурге в 1734 году и был похоронен возле Сампсониевского собора.

Павел Федотов.
Гудок, 27.08.2002


Leave a Reply