Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


фантастика, фентези

Роберта Шекли — Служба ликвидации

Posted by

Посетителя не следовало пускать дальше приемной, ибо мистер Фергюсон принимал людей только по предварительной договоренности и делал исключение лишь для каких‑нибудь важных особ. Время стоило денег, и приходилось его беречь.

Однако секретарша мистера Фергюсона, мисс Дейл, была молода и впечатлительна; посетитель же достиг почтенного возраста, носил скромный английский костюм из твида, держал в руке трость и протягивал визитную карточку от хорошего гравера. Мисс Дейл сочла, что это важная особа и провела его прямехонько в кабинет мистера Фергюсона.

– Здравствуйте, сэр, – сказал посетитель, едва за мисс Дейл закрылась дверь. – Я Эсмонд из Службы ликвидации. – И он вручил Фергюсону визитную карточку.

– Понятно, – отозвался Фергюсон, раздраженный отсутствием сообразительности у мисс Дейл. – Служба ликвидации? Извините, но мне совершенно нечего ликвидировать. – Он приподнялся в кресле, желая сразу положить конец разговору.

– Так уж и совершенно нечего?

– Ни единой бумажки. Спасибо, что потрудились зайти…

– В таком случае, надо понимать, вы довольны окружающими вас людьми?

– Что? А какое вам до этого дело?

– Ну как же, мистер Фергюсон, ведь этим‑то и занимается Служба ликвидации.

– Вы меня разыгрываете, – сказал Фергюсон.

– Вовсе нет, – ответил мистер Эсмонд с некоторым удивлением.

– Вы хотите сказать, – проговорил, смеясь, Фергюсон, – что ликвидируете людей?

– Разумеется. Я не могу предъявить никаких письменных доказательств: все‑таки мы стараемся избегать рекламы. Однако смею вас уверить, у нас старая и надежная фирма.

Фергюсон не отрывал взгляда от безукоризненно одетого посетителя, который сидел перед ним, прямой и чопорный. Он не знал, как отнестись к услышанному.

Это, конечно, шутка. Всякому понятно.

Это не может не быть шуткой.

– И что же вы делаете с людьми, которых ликвидируете? – спросил Фергюсон, поддерживая игру.

– Это уж наша забота, – сказал мистер Эсмонд. – Важно то, что они исчезают. Фергюсон встал.

– Ладно, мистер Эсмонд. Какое у вас в действительности ко мне дело?

– Я уже сказал, – ответил Эсмонд.

– Ну, бросьте. Это же несерьезно… Если бы я думал, будто это серьезно, я бы вызвал полицию. Мистер Эсмонд со вздохом поднялся с кресла.

– В таком случае я полагаю, что вы не нуждаетесь в наших услугах. Вы вполне удовлетворены друзьями, родственниками, женой.

– Женой? Что вы знаете о моей жене?

– Ничего, мистер Фергюсон.

– Вы разговаривали с соседями? Эти ссоры ничего не значат, абсолютно ничего.

– Я не располагаю никакими сведениями о вашем супружестве, мистер Фергюсон, – заявил Эсмонд, опять усаживаясь в кресло.

Почему же вы упомянули о моей жене?

– Мы установили, что основную статью нашего дохода составляют браки.

– Ну, у меня‑то все в порядке. Мы с женой отлично уживаемся.

– В таком случае Служба ликвидации вам ни к чему, – заметил мистер Эсмонд, сунув трость под мышку.

– Минуточку, – Фергюсон стал расхаживать по комнате, заложив руки за спину. – Понимаете ли, я не верю ни одному вашему слову. Ни единому. Но допустим на секунду, что вы говорили серьезно. Это всего лишь допущение, имейте в виду… какова будет юридическая процедура, если я… если бы я захотел…

– Достаточно вашего согласия, выраженного словесно, – ответил мистер Эсмонд.

– Оплата?

– Отнюдь не вперед. После ликвидации.

– Мне‑то безразлично, – поспешно сказал Фергюсон. – Я просто интересуюсь. – Он помедлил. – Это больно?

– Ни в малейшей степени. Фергюсон все расхаживал по комнате.

– Мы с женой отлично уживаемся, – сказал он. – Женаты семнадцать лет. Понятно, в совместной жизни всегда возникают какие‑то трения. Этого следует ожидать.

Мистер Эсмонд слушал с непроницаемым видом.

– Волей‑неволей приучаешься идти на компромиссы, – говорил Фергюсон. – И я вышел из того возраста, когда мимолетная прихоть могла бы побудить меня… э‑э…

– Вполне понимаю вас, – проронил мистер Эсмонд.

– Я вот что хочу сказать, – продолжал Фергюсон. – Временами, конечно, с моей женой бывает трудно. Она сварлива. Изводит меня. Пилит. Вы, очевидно, об этом осведомлены?

– Вовсе нет, – сказал мистер Эсмонд…

– Не может быть! Что же, вы обратились ко мне ни с того ни с сего?

Мистер Эсмонд пожал плечами.

– Как бы там ни было, – веско произнес Фергюсон, – я вышел из того возраста, когда хочется перестроить свою жизнь по‑иному. Предположим, я не женат. Предположим, я мог бы завести связь, например с мисс Дейл. Наверное, это было бы приятно.

– Приятно, но не более того, – сказал мистер Эсмонд.

– Да. Это было бы лишено прочной ценности. Недоставало бы твердого нравственного фундамента, на котором должно зиждиться всякое успешное начинание.

– Это было бы всего лишь приятно, – повторил мистер Эсмонд, – Вот именно. Мило, не спорю. Мисс Дейл – привлекательная женщина. Никто не станет отрицать. У нее всегда ровное настроение, хороший характер, она крайне предупредительна. Этого у нее не отнимешь.

Мистер Эсмонд вежливо улыбнулся, встал и направился к двери.

– А как с вами связаться? – неожиданно для самого себя спросил Фергюсон.

– У вас есть моя визитная карточка. По этому телефону меня можно застать до пяти часов. Но вам следует примять решение сегодня же, не позднее этого часа. Время – деньги, и мы должны выдерживать свой график.

– Конечно, – поддакнул Фергюсон и неискренне засмеялся. – А все же я не верю ни единому слову. Мне даже неизвестны ваши условия.

– Уверяю вас, что при вашем материальном положении вы найдете их умеренными.

– А потом я мог бы отрицать, что когда‑либо видел вас, говорил с вами и вообще?..

– Естественно.

– И вы действительно ответите, если я наберу этот номер?

– До пяти часов. Всего хорошего, мистер Фергюсон.

После ухода Эсмонда Фергюсон обнаружил, что у него дрожат руки. Разговор взволновал его, и он решил выбросить все услышанное из головы.

Однако выполнить решение оказалось не так‑то легко. С каким серьезным видом ни склонялся он над своими бумагами, как ни скрипел пером, – каждое слово Эсмонда гремело у него в ушах.

Каким‑то образом Служба ликвидации узнала о недостатках его жены. Эсмонд сказал, что она вздорна, сварлива, надоедлива. Он, Фергюсон, вынужден был признать эти истины, как они ни горьки. Только посторонний человек способен смотреть на вещи трезво, без всякого предубеждения.

Он снова углубился в работу. Но тут с утренней корреспонденцией появилась мисс Дейл, и Фергюсон волей‑неволей согласился, что она чрезвычайно привлекательна.

– Будут еще какие‑нибудь распоряжения, мистер Фергюсон? – осведомилась мисс Дейл.

– Что? А‑а, да нет пока, – ответил Фергюсон. Когда она вышла, он долго еще смотрел на дверь.

Работать дальше было бессмысленно. Он решил немедленно уйти домой.

– Мисс Дейл, – сказал он, накидывая пальто на плечи, – меня вызывают… Боюсь, что у нас накапливается порядочно работы. Не могли бы вы на этой неделе поработать со мной вечерок‑другой?

– Конечно, мистер Фергюсон, – согласилась она.

– Я не помешаю вашим светским развлечениям? – спросил Фергюсон с принужденным смешком.

– Вовсе нет, сэр.

– Я… я постараюсь вам это возместить. Деле превыше всего. До свидания.

Он поспешно вышел из конторы, чувствуя, как пылают его щеки.

Дома жена как раз кончала стирку. Миссис Фергюсон была некрасивой женщиной маленького роста с нервными морщинками у глаз. Увидев мужа, она удивилась.

– Ты сегодня рано, – сказала она.

– А что, это запрещается? – спросил Фергюсон с энергией, изумившей его самого.

– Конечно, нет…

– Чего ты добиваешься? Чтобы я заработался в конторе до смерти? – огрызнулся он.

– Когда же это я…

– Будь любезна не вступать со мной в пререкания, – отчеканил Фергюсон. Не пили меня.

– Я тебя не пилила! – закричала жена.

– Пойду прилягу, – сказал Фергюсон.

Он поднялся вверх по лестнице и остановился у телефона. Без сомнения, все, что сказал Эсмонд, соответствует действительности.

Он взглянул на часы и с удивлением увидел, что уже без четверти пять.

Фергюсон принялся расхаживать взад и вперед возле телефона. Он уставился на карточку Эсмонда, и в мозгу его всплыл образ нарядной, привлекательной мисс Дейл.

Он порывисто схватил трубку.

– Служба ликвидации? Говорит Фергюсон.

– Эсмонд слушает. Что вы решили, сэр?

– Я решил… – Фергюсон крепко сжал трубку. У меня есть полное право так поступить, сказал он себе.

А все же они женаты семнадцать лет. Семнадцать лет! Они знавали и хорошие минуты, не только плохие. Справедливо ли это, по‑настоящему ли справедливо?

– Что вы решили, мистер Фергюсон? – повторил Эсмонд.

– Я… я… нет! Мне не нужна ваша Служба! – воскликнул Фергюсон.

– Вы уверены, мистер Фергюсон?

– Да, совершенно уверен. Вас надо упрятать за решетку? Прощайте, сэр!

Он повесил трубку и сразу же почувствовал, как с души его свалился огромный камень. Он поспешил вниз.

Жена жарила грудинку – блюдо, которое он всегда терпеть не мог. Но это неважно. На мелкие неприятности он готов был смотреть сквозь пальцы.

Раздался звонок в дверь.

– Ox, это, наверное, из прачечной, – сказала миссис Фергюсон, пытаясь одновременно перемешать салат и снять с огня суп. – Тебе не трудно?

– Нисколько. – Светясь вновь обретенным самодовольством, Фергюсон открыл дверь. На пороге стояли двое мужчин в форме, с большим холщовым мешком.

– Прачечная? – спросил Фергюсон.

– Служба ликвидации, – ответил один из незваных посетителей.

– Но я ведь сказал, что не…

Двое мужчин схватили его и запихнули в мешок со сноровкой, приобретенной в результате долгой практики.

– Вы не имеете права! – пронзительно вскричал Фергюсон.

Над ним сомкнулся мешок, и Фергюсон почувствовал, как его понесли по садовой дорожке. Заскрипела, открываясь, дверца автомашины, и его бережно уложили на пол.

– Все в порядке? – услышал он голос своей жены.

– Да, сударыня. У нас изменился график. В последний момент оказалось, что мы можем обслужить вас сегодня.

– Я так рада, – донеслись до него слова. – Сегодня днем я получила большое удовольствие от беседы с мистером френчем из вашей фирмы. А теперь извините меня. Обед почти готов, а мне надо еще кое‑кому позвонить.

Автомобиль тронулся с места, Фергюсон пытался закричать, но холст плотно обхватывал его лицо, не давая открыть рот.

Он безнадежно спрашивал себя: кому же она собирается звонить? А я‑то ничего не подозревал!

(перевод Н.Евдокимова)


Leave a Reply