Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


Петербурговедение, краеведение

С. Филиппов — Площадь революции — Все флаги в гости…

Posted by

Предыдущая глава — Домик Петра I

Территория Городского острова, особенно та его часть, которая примыкает к Троицкой площади, была подвержена частым наводнениям. Подует западный ветер, нагонит высокую воду в Неву, и все окрест уже залито, жители спасаются на крышах землянок и мазанковых домов. Еще долго эту часть Петербурга будут называть «Мокрушами»…

Почти одновременно с закладкой Петропавловской крепости и первых домов на береговой линии у Троицкой площади начали сооружать причалы. Три десятилетия тут был порт (потом его переместили на Васильевский остров). Здесь в ноябре 1703 года приняли и разгрузили первый корабль, доставивший в молодой город заморские товары — вино и соль. Голландское судно пришвартовалось перед Посольским домом А. Д. Меншикова. Команда была щедро одарена Петром. Этому кораблю Петр разрешил и впредь беспошлинно привозить товары в Россию. Он обещал щедро наградить и других иностранных купцов, которые следом пробьются в новую столицу. В тот год это было не совсем безопасно: на море еще господствовал шведский флот. Но после победы под Гапгутом (1714) шведы сдали свои позиции. Торговый оборот нового порта у Троицкой площади стал быстро расти. В 1703 году голландский корабль был единственным, посетившим берега Невы. Через двадцать лет количество иностранных кораблей, побывавших здесь, выросло до 116, а еще спустя два года — сразу до 914. Заморские гости везли товары из своих стран, а вывозили меха, кожу, пеньку, лен, щетину и волос, икру, сало…

Но вернемся на Троицкую площадь. И выберем для этого праздничный день. Из Посадской, Гребецкой, Пушкарской, Ружейной слободок, расположенных чуть севернее площади (некоторые улицы Петроградской стороны до сих пор хранят эти названия), набежали ремесленники, работные люди. Степенно гуляющая публика облюбовала пятачок, где стоит Торжественная пирамида — первый монумент петровской эпохи. В «Обжорном ряду», стремясь перекричать друг друга, истошно вопят лотошники, предлагая свой товар — калачи, пироги, сбитень, квас. С любопытством взирают на гуляющую толпу с голландских, английских, французских судов.

Трактир «Австерия четырех фрегатов» у подъемного моста уже переполнен. Там шумно бражничают царь и царедворцы. Тот, кто не попал сюда, завистливо заглядывает в мутные окна. Видны развешенные на стенах аппетитные колбасы, оловянная посуда… У трактира вспыхивают первые драки…

Все ждут вечера, начала фейерверка. «Потешные огни» — одна из любимых забав царя. Петровские фейерверкеры достигли такого мастерства, что могли с помощью «потешных огней» изобразить целые картины. Вот описание фейерверка, зажженного на площади во время торжеств по случаю знаменательной Полтавской победы (1709). Чтобы аллегория была понятна, напомним: Россию в ее гербе олицетворяет орел, Швецию — лев.

Троицкая площадь. 1910-е гг.
Троицкая площадь. 1910-е гг.

«На двух столбах сияло по короне; между ними —  горящий лев; он коснулся одного столба, и тот опрокинулся; затем лев перешел к другому столбу, покачнул его так, что и этот готов был упасть; но тогда из горящего орла, который словно парил над ними, вылетела ракета, ударила во льва и зажгла его: он разлетелся в куски и исчез, а наклоненный львом столб с короною поднялся и снова стал прямо».

К концу XVIII века история Троицкой площади, до этого стремительная и бурная, словно оборвала свой бег. Быть может, главной причиной был злополучный приказ Петра, запрещавший строить мосты. Городской остров, отрезанный от остальной застройки, больше других пострадал от этого приказа. Вероятно, именно поэтому Троицкая площадь не смогла стать центром столицы, как хотелось вначале Петру.

Довершали дело бесконечные пожары, которые, как смерч, уничтожали все на площади. В 1710 году пожар, начавшийся в торговых рядах, на складах, за два часа превратил все окрест в пустыню. После буйства огня не стали восстанавливать «Обжорный рынок», перевели его в глубину Городского острова, дав более благозвучное название «Сытный». В новые здания на новых местах перебрались «Двенадцать петровских коллегий», Гостиный двор.

После перевода порта, государственных и торговых учреждений на Васильевский остров и левый берег Невы значение площади начало уменьшаться. На пороге двух веков — восемнадцатого и девятнадцатого — дома, стоявшие здесь, разобрали. На их месте построили склады различного назначения — Гагаринский пеньковый буян, Троицкие провиантские магазины, которые впоследствии сломали. Еще до середины прошлого века вокруг площади оставалось множество огородов, заросших травой пустырей, где пасли скот…

Но уже наступал новый век России — капиталистический. Троицкая площадь, прилегающие к ней улицы начали застраиваться домами, которые стоят тут и поныне. Новая история площади в значительной степени связана со строительством постоянного моста через Неву.

Следующая глава — Соединились берега


Leave a Reply