Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


Т. Дж. К. Брассер — Прибрежные алгонкины — народ первых рубежей. Период после 1800 года

Posted by

Период после 1800 года

Ранее: Рубежи остались позади: период интеграции (1650-1800 гг.)

Североамериканские индейцы : сокращенный перевод с английского / ред., предисл. и введ. Ю. П. Аверкиевой. — Москва : Прогресс, 1978. — 494, [1] с. : ил., карты

В начале XVIII в. общественная и культурная жизнь индейцев Среднеатлантического побережья находилась на самом низком уровне развития. А их современная история — это медленный и болезненный процесс пробуждения национального самосознания как реакции индейцев на отношение к ним господствующего белого населения.

Рис. 2. Прибрежные алгонкины: размещение их современных потомков.
Рис. 2. Прибрежные алгонкины: размещение их современных потомков.

Если мы посмотрим на жизнь индейцев в период, близкий к 1800 г., то она нам представится весьма тяжелой, а сами индейцы — народом, распыленным среди деревень, ферм и поместий белых (Автор обходит молчанием проблему о роли индейцев в американской революции, не касается важного вопроса о сущности политики американского государства в этот период истории. — Прим, ред.). Их вигвамы и маленькие обрабатываемые женщинами огороды «squaw patches» можно было найти в самых отдаленных местах, которых избегали белые. Некоторые из этих мест были превращены в государственные резервации для индейцев, другие признаны непригодными для жизни. Здесь маленькими группками селились скваттеры. В этих районах начинают вообще забывать об индейцах, которые лишились своей самобытности. Они растворились в массе негров и белых бедняков, поселившихся вместе с ними. Некоторые индейцы покидали свои общины и отправлялись странствовать куда глаза глядят. Весь доход этих групп и детрибализованных бродяг состоял из случайных заработков в китобойном промысле, на фермах и в имениях, принадлежащих белым, и выручек от продажи различных кустарных изделий. Поскольку сами индейцы избегали занятий сельским хозяйством, то более надежным средством получения дохода для них стала сдача в аренду белым фермерам резервационных земель. После того как значительная часть индейских племен были перемещена на Запад, внутренняя жизнь индейских общин была ослаблена фракционной борьбой двух групп: центральной группы «индейцев» и периферийной группы метисов. Стержнем индейской группы были старые «ведущие» семьи, которые состояли из относительно чистокровных индейцев, сохранившихся благодаря их традиционно ограниченным связям по браку. Они значительно отличались от семей, африканские предки которых давно поселились здесь, а также семей, в которых была смешана индейская и европейская кровь. Центральная группа стремилась к ‘Соблюдению традиционных связей по браку в «ведущих» индейских семьях, предпочитая эндогамию вступлению в брак с метисами или неграми. Примерно в 1800 г. наследственная передача власти вождя уступила место ежегодно избираемым попечителям, однако фактическое руководство осталось в руках индейской «фракции».

Надо отметить, что рост населения в этих районах происходил главным образом за счет «фракции» метисов. После войны за независимость негры из Новой Англии прятались у индейцев, чтобы не быть отправленными на Юг. Много негров поселилось среди индейцев в период между 1820 и 1860 гг., когда рабство было отменено на Севере страны, а многие станции «Подземной железной дороги» («Тайная дорога», действовавшая в 1820—1860 гг., представляла собою цепь убежищ для беглых рабов по пути из рабовладельческих штатов в Канаду. — Прим., ред.) находились вблизи индейских резерваций.

Около 1830 г. индейские вигвамы сменили продуваемые всеми ветрами жалкие лачуги, и это довершило картину сельских трущоб. Постепенно исчезали подлинно индейские ремесла. Остались лишь плетеные корзины и другие изделия с ярким орнаментом да резьба по китовой кости индейских китобоев. Потребность в плетеных изделиях в Новой Англии настолько возросла, что для их производства были сконструированы специальные приспособления. Они позволяли изготовлять изделия из узких полосок волокна, постепенно вытесняя более широкие, на которых лишь было возможно развивать декоративное искусство, упадок которого начался в период между 1850 и 1870 гг.

Китобойный промысел в период около 1860 г. также приходит в упадок. По времени этот процесс совпал с ростом белого населения, развитием железных и шоссейных дорог и началом туризма. Высокая степень урбанизации вокруг больших городов и развитие летних курортов непрестанно увеличивали цену на землю и являлись причиной непрекращающихся попыток согнать индейцев с оставшихся у них земель. Эта деятельность спекулянтов недвижимостью продолжается и по сей день. Трехрасовый состав индейских групп был использован такими людьми в качестве доказательства того, что индейские группы исчезли или по крайней мере что они больше не придерживаются старых законов, запрещающих смешанные браки. С другой стороны, такие группы, как могауки из восточной части острова Лонг-Айленд, которые в значительной мере подчинились дискриминационным законам о браках, стали настолько численно малы и тесно связаны родственными узами, что они также были объявлены вымирающими. Конечно, группы индейцев, жившие вне резерваций, были многочисленнее, но их вынуждали распадаться или насильно перемещали в еще более непригодные для жилья места. При этом бесчеловечная политика белых колонизаторов в отношении индейцев вызывала и усиливала трения между метисами и индейцами в самих резервациях.

Внутренние распри и развитие туризма вызвали к жизни своего рода неоиндейскую культуру и межплеменную деятельность, которые характерны сейчас для прибрежных групп. Этот современный индеанизм в лучшем случае отдаленно напоминает культуру индейцев. Духовный мир прежних времен постепенно исчезал вместе с языком, а традиции, сохраненные до нынешнего времени стариками индейцами, в основном состоят из охоты и рыбной ловли. Попытки возрождения утраченной культуры характерны для современного периода. Эти новые явления в жизни индейцев явились повторным процессом обновления после периода распада культуры. Неоиндеанизм использует межплеменные связи, развитые индейскими китоловами и странствующими продавцами корзин, а также смутные воспоминания о прошлом с налетом романтизма — литературной моды того периода. Белые жители городов, создатели этой романтики, теперь приезжают как туристы, отказываясь верить в то, что уже нет тех героических индейцев — народа первых рубежей.

Ранними проявлениями неоиндеанизма было появление моды у индейцев на длинные волосы (около 1880г.), возрождение индейских имен (Текумсе Кук, По-кахонтас Фарао и т. д.), затем появилась мода на традиционные формы индейской одежды, изготовляемой в городе Бразертаун в Висконсине и могауками Сан-Реги. Толчком к этому в известной мере послужила деятельность таких этнологов, как Джеймс Муни и Фрэнк Спек, работавших среди этих групп индейцев в период около 1900 г. Они так же, как и некоторые другие белые друзья индейцев, способствовали организации паувау (Паувау — устраиваемые в резервациях индейские празднества, па которых исполнялись пекультовые костюмированные пляски, песни; организовывались игры, происходил обмен речами и подарками. Они привлекали туристов и давали доход индейцам, а с середины XX в. превратились в один из институтов общеиндейского движения за право на свою культуру. — Прим., ред.) и других показных зрелищ. Ежегодные паувау взяли на себя некоторые социальные функции исчезающих у индейцев июньских религиозных праздников. Важную роль играют ирокезы и западные индейцы, появившиеся в городе Нью-Йорке около 1930 г. Они посещают пляски поувоу прибрежных племен, и те являются их прилежными учениками. Таким образом, способ утверждения этнического самосознания возник у береговых индейцев под внешним влиянием. С движением неоиндеанизма связаны и попытки индейских групп, живущих вне резерваций, достигнуть официального признания их как индейцев. Они стараются посещать федеральные индейские школы в западных штатах, вносят иски на оплату захваченных у них земель, в частности за остров Манхаттан.

Учитывая расизм местного белого населения, неоин-деанизм, несомненно, оказал положительное воздействие на общественную и личную жизнь индейцев, Считалось, что он возродил самоуважение, чувство собственного достоинства и дух коллективизма индейцев, вследствие чего отношения с метисами во многом потеряли прежнюю остроту.

Со времени второй мировой войны попечителями индейских племен стали прогрессивные молодые люди, которые не являются выходцами исключительно из ядра старых индейских семей. Более того, ныне традиционное ядро индейского общества состоит главным образом из семей, которые сто лет назад все еще принадлежали к маргинальной группе. Обычно они устанавливают свое родство с вымершими индейскими семьями через своих матерей или бабушек. И действительно, большинство индейцев прибрежных групп помнят еще некоторых старых женщин как последних «чистокровных» индеанок. Именно их дочери и внучки играют важную роль в сохранении основных духовных ценностей данной группы.

Полностью не исчезнув, резервации индейцев стали за последние десятилетия в связи с ростом туризма и субурбанизации менее изолированными от остальной части страны, что открыло некоторые источники дополнительных средств для индейцев. Надо отметить, что сдача земли в аренду пошла на убыль в связи с ослаблением интереса к занятию сельским хозяйством у белого населения, а вот сезонная работа в местах отдыха и занятость в растущих отраслях промышленности находят более широкое применение. Тем не менее в течение зимнего периода многие индейские семьи нуждаются в помощи. Улучшение средств транспорта и рост стоимости жизни вызвали приток населения в резервации, свободные от налогов. Возможности получения образования увеличились, особенно после того, как плохо оборудованные школы в резервациях Лонг-Айленда закрылись, а детей направили в смешанные школы близлежащих городов. Может показаться, что образование способствует социально-экономическому прогрессу, однако мир нищеты нельзя уничтожить только лишь с помощью одного образования.
Следует отметить, что у отдельных групп индейцев так называемый «цветной фракционизм» мешает любой совместной деятельности. Небольшие группы индейцев, живущие вне резерваций, проходят процесс ассимиляции с населением, среди которого они живут, хотя традиционное ядро индейских семей не склонно покидать места прежнего жительства или же остается поблизости от них. С начала XX в. наблюдается тенденция роста индейского населения как в резервациях, так и в крупных группах, живущих вне резерваций. Рождаемость в этих индейско-метиссных группах была и остается выше, чем в любой другой расовой или этнической группе в Соединенных Штатах. Благодаря лучшему, чем раньше, медицинскому обслуживанию несколько снизился уровень смертности, а отсюда и увеличился прирост населения. В 1960 г. на юге Новой Англии насчитывалось по крайней мере 4165 потомков прибрежных алгонкинов, в штате Нью-Йорк — 2000 человек, в штате Ныо-Джерси — 1699, в штатах Делавэр и Мериленд — 2135, в штате Виргиния-2155 человек. Эти группы, вероятно, еще на долгое время останутся социально обособленными от американского общества в целом.

Далее: Период после 1800 года


Leave a Reply