Петербурговедение, краеведение

Василий Григорьевич Авсеенко — 200 лет С.-Петербурга — Часть первая. Век Петра Великого — Глава V

Ответственный за материал:

Предыдущая глава. Об авторе.

V.

Торжества в Петербурге по случаю заключения ништадского мира. —Невский монастырь, школа и типография при нем.— Перенесение мощей Александра Невского.

Зимний дворец Петра Великого.
Зимний дворец Петра Великого.

Ништадским миром покончена была долго­летняя тяжелая и славная война с Швецией. Россия вышла из этой войны обладательницею Балтийского побережья и могущественною евро­пейскою державою. И сам Петр, и сотрудники его хорошо понимали значение мира, утвердившего за Россией плоды усилий и побед. Поэтому осень 1721 года прошла в Петербурге в чрезвычайных празднествах, в которых, по обы­чаю Петра, тор­жественность сое­динялась с про­стодушною весе­лостью.

План Петербурга в конце царствования Петра Великого.
План Петербурга в конце царствования Петра Великого.

4 сентября Петр, находясь на бригантине у о. Котлина, получил первое известие о заключе­нии мира. Он сейчас же отправился в Петер­бург, и вступив в устье Невы, приказал стрелять из пушек и трубить. Народ повалил к Троицкой пристани; туда же поспешили санов­ники и высшее духовенство. Царь, сойдя на бе­рег, направился в Троицкий собор и отстоял молебствие. Тем временем на площадь выкачены были кадки с вином и пивом, и устроено воз­вышение для царя. Петр вступает туда и по­здравляет народ с заключением славного мира. Народ ликует; с крепости раздается пушечная пальба, выстроенные полки стреляют из ружей. По улицам города разъезжают, в роли ге­рольдов, драгуны с белыми перевязями через плечо; перед ними трубят трубачи.

В октябре, после ратификации мирного дого­вора, начались новые торжества. 22 октября Петр с генералами и сановниками слушал обедню в Троицком соборе. После литургии прочтен был во всеуслышание текст договора. Затем Феофан Прокопович произнес слово, в кото­ром, восхваляя заслуги и дела царя, заявил, что благодарная страна желает назвать его императо­ром и отцом отечества, и канцлер Головин, повторив в краткой речи перечисление заслуг Петра, обратился к нему со всенародною просьбою принять эти титулы. Сенаторы три раза провозгла­сили «виват»; тот же крик повторен был тол­пою в церкви и на площади. Загудели колокола, загремели трубы и барабаны, раздалась пальба. Столица ликовала.

С Троицкой площади царь со свитою отбыл в сенат, где был приготовлен торжествен­ный обед. После обеда состоялись танцы, а ве­чером зажжен был великолепный фейерверк. Нарочно устроенная декорация изображала храм бога войны Януса. В ознаменование окончания войны, двери храма были затворены, и на страже их стояли, подав друг другу руки, двое коро­нованных рыцарей, изображавших Россию и Швецию. По обеим сторонам храма стояли щиты с изображением справедливости, попирающей фурий, и входящего в пристань корабля с ла­тинскою надписью: finis coronat opus (конец вен­чает дело). Во время фейерверка снова грянула пальба с крепостных стен и с галер на Неве, прибывших к этому дню из Финляндии. Для угощения народа выставлен был жареный бык, а по сторонам его били фонтаны красного и Белаго вина. Затем в следующие дни опять пошли маскарады, и потехи закончились только 29 октября обедом в здании сената для всех участвовавших в процессиях.

Так шумно и торжественно отпраздновал Петр ништадский мир, закончивший собою са­мый трудный и деятельный период его царство­вания. Он уже видел плоды своих дел и мог утешаться быстрым ростом своего любимого создания — Петербурга. Когда достроена была ко­локольня собора в крепости, Петр всходил туда на самый верх, и с высоты любовался зре­лищем раскинувшегося по обе стороны величе­ственной Невы города. Его уже могло радовать и правильное расположение улиц и каналов, и умножавшееся год из году число каменных строений.

Далеко от тогдашнего центра, вверх по Неве, привлекала внимание Петра местность, отве­денная им под монастырь св. Александра Невского. По преданию, именно в этой местности одержана была кн. Александром в 1241 г. по­беда над шведами, и Петр давно уже дал ей поэтому название «Виктори». Еще в 1710 году он предположил построить здесь монастырь, а три года спустя там уже была освящена дере­вянная церковь Благовещения, и при ней стали строить монастырские кельи, сначала тоже деревянные. Но в 1717 году приступили уже к по­стройке каменного монастыря и других зданий, по плану архитектора Трезини. Вскоре заложен был и собор во имя св. Троицы, но постройка шла неудачно, фундамент стал расползаться, и пришлось выводить новый. К собору примыкали, в виде крыльев, каменные корпуса с кельями. Часть этих келий занята была под богадельни и больницу для инвалидов, а часть под школу для детей духовного звания. Учебное заведение это называлось сначала «цифирной школой», потом «славяно-греко-латинской семинарией», затем «главной семинарией», и наконец при Павле I преобразовано в духовную академию.

Здесь же, в одном из монастырских кор­пусов, основана была значительная казенная ти­пография, в которой печатались «Ведомости» —  официальная газета, начатая в Москве и пере­несенная в новую столицу, а также книги и другие издания, по преимуществу относящиеся к церков­ным делам и интересам. Петр очень интере­совался работами типографии и отстаивал ее про­тив нападок некоторых духовных лиц, не сочувствовавших нововведениям Феофана Про­коповича. Царь вообще любил Невский монастырь и нередко посещал его; там до сих пор со­храняется простая кровать, на которой он, спал, говея в лавре.

Желая, чтобы новый монастырь приобрел еще более значения, Петр решил перенести туда мощи св. Александра Невского, покоившиеся во Вла­димирском рождественском монастыре. Перене­сение совершилось 30 августа 1724 года, и явилось одним из исторических событий в жизни Пе­тербурга. Гробницу с останками св. князя несли на руках до Новгорода, а оттуда она следовала на яхте по р. Волхову, Ладожскому озеру и Неве. Царь выехал на встречу св. мощам в Усть-Ижору и отвез их в Петербург на собствен­ной галере, лично управляя рулем, причем важ­нейшие сановники гребли веслами. При прибли­жении галеры к пристани, навстречу ей выведен был старый бот Петра, называвшийся „дедуш­кой русского флота»; Петр с сановниками под­няли раку и перенесли ее в церковь Благовеще­ния. В течении трех дней в монастыре проис­ходило празднование торжественного события, и повелено было на вечные времена чествовать 30 авгу­ста память св. князя Александра Невского.


Оставить комментарий