Уважаемый посетитель!
Извините, что я обращаюсь к Вам с просьбой!
Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования читателей и я, Дамир Шамараданов, буду Вам очень признателен, если Вы окажете посильную помощь этому ресурсу.
Ваши денежные средства послужат дальнейшему наполнению сайта интересными, полезными и увлекательными материалами.
Можно перечислить любую суммe, хотя бы символическую.
БЛАГОДАРЮ ЗА ПОНИМАНИЕ!


Юрий Идашкин — Подвиг длиною в жизнь

Posted by

Юрий Идашкин - Подвиг длиною в жизньРоманы Юлиана Семенова завоевали прочную популярность. Быть может главной, хотя и несколько парадоксальной приметой этой широкой популярности служит то обстоятельство, что многие реплики героев «Майора Вихря» или «Семнадцати мгновений весны» цитируются в разговорах без ссылки на литературный или кинематографический источники. Это не столь уж часто встречающийся завидный результат писательского труда.

Романы Ю. Семенова писались на протяжении многих лет. Они печатались на страницах и толстых и тонких журналов, выходили отдельными изданиями, экранизировались, обретали широкую известность, обсуждались в печати, переводились на многие языки народов СССР и зарубежных стран, однако до поры воспринимались и читателями, и даже профессиональной критикой как значительные, но частные удачи писателя. Весь масштаб идейно-художественного замысла автора выявился в полной мере лишь после того, как выстроенные не по хронологии написания, а по хронологии действия, романы как бы начали новую жизнь в четырехтомнике «Альтернатива».

Разумеется, биография разведчика, долгие годы проведшего за кордоном, содержит немало увлекательнейших коллизий, которые сами по себе способны держать читателя в неослабном напряжении. Но главной пружиной сюжета «Альтернативы» во всех без исключения частях серии является отнюдь не детективная интрига, а яростный накал бескомпромиссной борьбы, которая идет между коммунизмом и фашизмом. Эта борьба в романах Ю. Семенова, не случайно названных политическими хрониками, изображена чрезвычайно многопланово. Писателе стремится показать не только ее политические и военные аспекты, но также и аспекты идеологические, идейно-нравственные. Образ главного героя «Альтернативы», советского разведчика Исаева-Штирлица потому обладает особым обаянием, особой притягательной силой для читателя, что он во всех делах и помышлениях предстает не только умелым, высокопрофессиональным бойцом невидимого фронта, способным превзойти самых искушенных специалистов «тайной войны» из империалистических стран, но прежде всего — достойным представителем нашей идеологии, нашего мировоззрения, нашей морали, человеком высочайших и непоколебимых идейно-нравственных принципов.

Большой, исключительно трудный путь проходит Максим Исаев на страницах политических хроник Ю. Семенова. Но отнюдь не авторский произвол ведет его из столицы буржуазной Эстонии во Владивосток, из осажденного Мадрида в предвоенный Загреб, из обреченного фашистами на уничтожение древнего Кракова в логово агонизирующего и поэтому особенно опасного фашистского зверя — весенний Берлин сорок пятого года, из занятой мирным созидательным трудом Москвы шестидесятых годов в Западный Берлин и Бонн. Маршруты Исаева на карте мира определены логикой борьбы с силами контрреволюции и фашизма, а пункты назначения — всегда самые «горячие точки» планеты, в которых решаются судьбы человечества. В числе действующих лиц «Альтернативы» мы встречаем десятки исторических лиц. Среди них особое место занимает образ В. И. Ленина и его соратников.

Немалым достижением писателя стали и исторически достоверные, художественно убедительные образы врагов. Братья Меркуловы и атаман Семенов, главари гитлеровского «тысячелетнего» рейха и Аллен Даллес, Бандера и митрополит Шептицкий, хорватский сепаратист Мачек и американский разведчик Донован — все эти подлинные персонажи являются не простой функцией сюжета, а живыми фигурами, наделенными запоминающимися индивидуальными чертами.

Точность нравственно-психологического анализа у Ю. Семенова всегда производна от точности анализа социально-политического. Заботясь о максимальной убедительности портретных характеристик, писатель постоянно обращается к сущности тех экономических и политических закономерностей, которые оказывают решающее влияние на движение истории, а стало быть, в конечном счете и на конкретные поступки людей. Космополитический характер интересов капитала, его циничное пренебрежение к национальным интересам и государственному суверенитету были убедительно показаны Ю. Семеновым в романе «Пароль не нужен» на примере полного нравственного маразма братьев Меркуловых. Еще ярче сделал он это в романе «Бомба для председателя». Не уступая Меркуловым в готовности предавать и продавать все на свете ради приумножения капитала, немецкий финансист Дорнброк и американский бизнесмен Дигон превосходят дальневосточных толстосумов в изуверской изощренности методов. Деловому сотрудничеству еврея по происхождению Барри Дитона с бывшим нацистом Дорнброком совершенно не мешает то обстоятельство, что в годы гитлеризма Дорнброк был прямым виновником мук и смерти брата Барри — Самуила Дигона. Равным образом родительская любовь не мешает Дорнброку санкционировать убийство сына: наследник покусился на интересы фирмы, которые Дорнброк ставит выше отцовских чувств.

Так же темпераментно, доказательно и впечатляюще разоблачает Ю. Семенов национализм во всех его отвратительных проявлениях. В романах «Третья карта» и «Альтернатива» писатель со скрупулезностью историка, углубленностью психолога и страстностью публициста показывает звериную суть национал-сепаратизма и шовинизма в их борьбе не только против сил социализма и демократии, но и против элементарных норм гуманизма и морали.

В своем новом романе «Приказано выжить» Ю. Семенов вновь возвращается к агонии «тысячелетнего» гитлеровского рейха. Новое произведение служит непосредственным продолжением романа «Семнадцать мгновений весны». Но возвращение к омерзительным паучьим схваткам обреченных историей на гибель и вечное презрение всех этих Гиммлеров и Кальтенбруннеров, Борманов и Шелленбергов, Геленов и Мюллеров, к их исступленным стараниям ценою новых преступлений, новых циничных вероломств, гнусных интриг, подлых предательств, новых потоков крови спасти свои шкуры, уцелеть, а главное, навести мосты в завтрашний день, в будущее,— понадобилось писателю вовсе не для того, чтобы еще раз «проэксплуатировать» однажды достигнутую творческую удачу, пригласить читателей на новую встречу с так полюбившимся читателям и зрителям Исаевым-Штирлицем.

Юлиан Семенов возвращается в апрельский Берлин сорок пятого потому, что именно там и тогда ткалась та коричневая паутина, при посредстве которой сегодня душат свободу, разум, совесть во многих странах мира.

Еще не так давно бывшие эсэсовцы и гестаповцы, бывшие чиновники гитлеровского аппарата и просто члены фашистской партии тщательно скрывали свое прошлое, панически уничтожали всякие следы, напоминавшие о нем.

А ныне «старые борцы», недобитые на просторах России, чудом увернувшиеся от пуль бойцов Югославской Народно-Освободительной Армии, французских патриотов, болгарских партизан, ускользнувшие от петли в Неаполе или Варшаве, снова маршируют по улицам и, стуча пивными кружками, голосят нацистские песни… Они сменили хозяев, форму, порою — внешность, но сохранили убеждения, ненависть, мечты о вселенском лагере смерти, в котором можно было бы разом «решить» все политические и расовые проблемы… Бредовые призывы нынешнего хозяина Белого дома к «крестовому походу» против коммунизма, его угрозы превратить мир в исполинскую душегубку, где место газа «циклон Б» займет нейтронная бомба, его агрессии в Ливане, на Гренаде, в Никарагуа, его чудовищная по сочетанию лицемерия, невежества и цинизма фразеология — как все это напоминает такую недавнюю — на памяти одного поколения — историю!..

Вот почему Юлиан Семенов написал свой новый роман «Приказано выжить». И вот почему в конце романа он поставил не точку, а многоточие.


Leave a Reply