Элитный блок ссылок. Заказ качественной рекламы ЗДЕСЬ!
☭ ☭
Уважаемый посетитель! Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования.
Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!
Я, Дамир Шамарданов, благодарю за вклад, который Вы сделаете.

Айзек Азимов — История США: Освоение Северной Америки — Глава 1. До Колумба

Индейцы
Греки и финикийцы
Ирландцы и викинги
Монголы и венецианцы

Индейцы

Начнем с того, что человечество, весьма вероятно, имеет африканское происхождение. Самые ранние следы гоминид (существ, стоящих ближе к человеку, чем любая другая форма жизни) найдены в Восточной Африке. Ближайшие родичи человека в царстве животных, шимпанзе и горилла, до сих пор обитают только в Африке, кроме тех особей, которые попали в другие места в результате деятельности людей.

В течение пары миллионов лет существования гоминид отдельные особи распространялись и занимали все более обширные пространства, но всегда ограничивались теми регионами, до которых могли добраться, не преодолевая больших водных преград. Все ископаемые останки ранних гоминид, явно более примитивных, чем современный человек, находят только в Африке, Европе и Азии, на трех связанных друг с другом массивах суши, составляющих то, что иногда называют Мировым островом. Подобные следы также можно найти на островах у берегов этих континентов.

Даже еще 25 000 лет назад, когда все ранние гоминиды исчезли и существовал только один вид, homo sapience, или современный человек, человечество по‑прежнему оставалось в границах Мирового острова. Американские континенты, отделенные Атлантическим океаном с одной стороны и Тихим – с другой, были свободны от людей. Никаких следов гоминид, более примитивных, чем homo sapience, никогда не находили ни на одном из американских континентов.

Однако есть одно место, где американские континенты близко подходят к Мировому острову, оно находится в самой северной части Тихоокеанского региона. Там северо‑западная оконечность Северной Америки и северо‑восточная оконечность Азии сближаются и почти соприкасаются. Эти два континента сегодня разделяет пролив шириной не более девяноста километров; в центре его находится пара маленьких островков.

В какие‑то периоды пролив был еще уже. На протяжении всей истории гоминид один за другим следовали ледниковые периоды, во время которых полярные районы Земли покрывали обширные ледяные шапки, простирающиеся на тысячи километров от полюса во всех направлениях. Во время этих периодов такие огромные запасы воды планеты были заморожены в огромные ледяные поля, покрывающие поверхность суши, что уровень океана значительно понизился.

Когда уровень океана упал, пролив между Азией и Северной Америкой сузился и в конце концов исчез, оставив мост из суши между континентами. Последнее оледенение продолжалось в период от 30 000 до 10 000 лет назад. На его пике уровень океана упал так сильно, что оставил сухопутный мост шириной в две тысячи километров между Азией и Северной Америкой. Когда ледники начали отступать, уровень океана начал повышаться; но континенты полностью разделились, вероятно, только в 7000 году до н. э.

Во время последнего оледенения homo sapience был доминантным гоминидом, вероятно единственным сохранившимся, и он, несомненно, присутствовал в большем количестве, чем любые другие гоминиды во время любого из предыдущих ледниковых периодов. Вероятно, в первый раз гоминиды проникли в северо‑восточные районы Азии.

Случилось так, что оледенение было более обширным с атлантической стороны от северного полюса, чем с тихоокеанской. Северо‑Восточная Сибирь и Аляска были полностью свободны ото льда. Климат вовсе не был приятным, но небольшие группы людей могли обеспечить себя пропитанием посредством охоты на мамонтов и других крупных животных той эпохи.

Затем, наверное около 25 000 лет до н. э., какая‑то группа охотников, преследуя мамонта, нашла путь через пролив. Собственно говоря, трудно назвать точно время, когда это произошло, или узнать подробности, потому что древние эмигранты оставили после себя так мало следов. Почти не находят остатков скелетов; пока только двадцать древних черепов обнаружено на обоих американских континентах. Большая часть доказательств существования древнего населения представлена в виде древних каменных наконечников стрел и других подобных остатков. И возможно, самые ранние и лучшие доказательства сейчас находятся под водой, погрузившись туда по мере того, как уровень океана повышался во время таяния ледников.

За ними последовали другие группы охотников. Те, кто пришел на Аляску, сместились к югу и юго‑востоку, в вечных поисках лучших земель для охоты. Новые группы шли за ними следом, пока мост между континентами оставался открытым. Тысячи лет охотники расселялись по Америке, и к 8000 году до н. э., когда ледники начали последнее отступление, человек проник во все доступные уголки американских континентов, от крайних северных районов до крайних южных.

Эти первые обитатели Америки имеют некоторое сходство с обитателями Восточной Азии, если можно судить по их нынешним потомкам на обоих континентах. Однако это сходство не полное. Первоначальные американцы (которых мы называем индейцами по причинам, которые мы объясним позднее) не имеют такой формы век или достаточно плоских лиц, как жители Восточной Азии. У индейцев выступающие вперед носы, а кожа на лице в целом имеет более красный оттенок, в отличие от желтолицых жителей Восточной Азии[1].

К тому времени, как индейцы расселились по американским континентам, сельское хозяйство уже начало развиваться в Юго‑Восточной Азии, и в этом регионе уже делались первые шаги к тому, что мы называем цивилизацией[2]. Обитатели обеих Америк, насколько мы знаем, были от нее изолированы. У них не было возможности вести торговлю с цивилизованными регионами и учиться у них, как у ранних обитателей Западной Европы, например.

Тем не менее это не означает, что индейцы оставались во тьме. Они самостоятельно открыли сельское хозяйство. Около 5000 года до н. э. уже наблюдается зарождение сельского хозяйства на землях нынешней Мексики; к 3000 году до н. э. мексиканские индейцы создали полностью культуру сельского хозяйства. Около 2000 года до н. э. они сделали свой самый большой и важный шаг вперед, научившись выращивать кукурузу (маис), которая оказалась их основным пищевым растением. К 1000 году до н. э. они уже выращивали бобы.

По мере того как развивалось сельское хозяйство, запасы пищи росли, и в них можно было быть уверенным, изрядную долю сил можно было отвлечь от деятельности по обеспечению выживания и направить на формирование цивилизации. К 1500 году до н. э. в Мексике уже были храмы и города.

Цивилизацию индейцев никак нельзя было назвать примитивной. Когда в 1519 году н. э. европейцы добрались до Мексики и увидели столицу, Теночтитлан (на месте нынешнего Мехико), она была больше Парижа и Рима, какими они тогда были. Они увидели, что у мексиканских индейцев лучший календарь, чем у европейцев, а также лучшая система общественной канализации. (Индейцы считали, что европейцы плохо пахнут, и давали им это понять, что, конечно, оскорбляло европейцев.)

Сельское хозяйство распространилось из Мексики в другие регионы и к 1000 году до н. э. стало проникать на территорию нынешних Соединенных Штатов. Индейцы в долине Миссисипи, от Великих озер до Мексиканского залива, создали сельские поселения и приближались к тому, что можно было назвать цивилизацией. Самые явственные следы того раннего периода найдены в их курганах. Они имеют форму круга, эллипса, восьмиугольника и так далее, иногда достигают двадцати трех метров в высоту и занимают десять или даже двадцать гектаров. Иногда курганы имеют сложную форму, явно изображающую животных или птиц.

К сожалению, в более поздние времена произошел упадок культуры, вероятно, из‑за непрерывных межплеменных войн, от которых страдали индейцы, и к тому времени, когда европейцы появились в этом регионе, культура, воздвигавшая курганы, исчезла. В XIX веке считали, что эти могильные холмы принадлежат к культуре Строителей курганов, не имеющих отношения к индейцам. Это вызвало многочисленные дикие предположения насчет доиндейской иммиграции из Европы в Америку, но все эти предположения уже отброшены. Сейчас мы уверены, что строителями курганов были индейцы.

Еще один тип культуры, близкой к цивилизации, появился на нынешнем юго‑западе Америки. Индейцы этого региона строили замысловатые здания из высушенного на солнце кирпича. Один такой «пуэбло» (что по‑испански означает «город») в современном Нью‑Мехико имеет четыре этажа, 800 комнат и вмещает 1200 человек. Он был построен в 1000 году н. э. и покинут до 1300 года н. э., вероятно, из‑за растущей засушливости этого региона, что не позволяло прокормить такое скопление людей.

Тем не менее, несмотря на уровень их цивилизации или почти цивилизации, индейцы оказались не в силах противостоять европейцам, которые были лучше объединены, владели более высокоразвитым искусством ведения войны и, прежде всего, имели огнестрельное оружие.

Трудно сказать, сколько индейцев обитало на двух американских континентах на момент появления европейцев. По некоторым оценкам, их общее количество составляло 25 миллионов. Из них один миллион, вероятно, обитал к северу от Рио‑Гранде. (О размерах катастрофы, постигшей индейцев, говорит то, что сегодня, пять веков спустя, когда общее население к северу от Рио‑Гранде составляет около 220 миллионов, общее количество индейцев – всего 700 тысяч.)

Греки и финикийцы

Настоящее открытие Америки человечеством произошло, когда первые отряды охотников пришли из Сибири 25 000 лет назад. Однако это, по‑видимому, никогда не принимали в расчет. Когда говорят об «открытии Америки», неизменно подразумевают ее открытие европейцами.

Причина такой тенденции не только в естественной склонности людей считать самой важной собственную историю, но также в том, что только после открытия Америки европейцами на ее континентах появились хронологические записи. У нас практически нет деталей истории индейцев до появления европейцев, а без этих деталей легко допустить несправедливость и совсем отмахнуться от истории индейцев, а вместе с ней и от самих индейцев.

Но даже если мы ограничим открытие Америки первым появлением европейцев на ее земле, все равно нужно задать несколько вопросов. Когда имело место это первое появление? Обычный ответ – во время путешествия отважного мореплавателя Христофора Колумба, и конечно, после этого путешествия европейцы все время присутствовали на обоих американских континентах.

Однако были ли путешествия до Колумба? Были ли открытия, о которых забыли?

Если мы вернемся далеко назад в историю цивилизации, то найдем легенды, которые повествуют о таинственных землях далеко на западе. Можно вообразить, что они представляют собой туманные воспоминания о каких‑то высадках в Америке. Древние греки, например, еще во времена Гесиода, который жил в VIII веке до н. э., говорили об «Островах блаженных». Их описывали как землю, похожую на Утопию, далеко на западной окраине океана, где вечно живут души героев.

И все же греки времен Гесиода наверняка не могли достичь Америки. Они действительно занимались колонизацией земель, но для них горизонтом известного мира был восточный край Черного моря с одной стороны и западные окраины Средиземного моря – с другой.

Конечно, были люди, которые проникли далеко за край горизонта греков, и сделали это за много столетий до времени Гесиода. Эти люди жили вдоль атлантических берегов Европы и вдоль тихоокеанских берегов Китая. Их тоже почему‑то не принимают во внимание, и открытие ими новых земель игнорируют. Когда мы говорим об открытиях, мы обычно принимаем в расчет только открытия, сделанные прародителями нашей западной цивилизации.

Таким образом, когда мы говорим об открытии Атлантического океана, мы не имеем в виду древние племена людей, добравшихся до берегов, где теперь расположены Франция, Испания и Западная Африка. Мы говорим о кораблях из цивилизованной страны Восточного Средиземноморья, которые первыми прошли через Гибралтарский пролив и вышли в открытый океан.

Следуя этой линии рассуждений, Атлантический океан был, по всей вероятности, открыт финикийцами, самыми отважными мореплавателями Древнего мира. Еще в 1100 году до н. э., если верить легендам, корабли финикийцев миновали пролив и основали торговое поселение на месте современного города Кадиса, в восьмидесяти километрах от него.

Финикийцы обследовали атлантическое побережье Европы и Африки, и к 900 году до н. э. корабли финикийцев добрались на севере до острова Британия. Полуостров Корнуолл и острова Скилли у его оконечности, возможно, были Оловянными островами древних – источником олова, столь необходимого для производства бронзы.

Прокладывая путь вдоль побережья Африки, финикийцы открыли Канарские острова, как они сейчас называются, в ста километрах от берега нынешнего Южного Марокко. Возможно, именно Канарские острова – смутные и неопределенные слухи об их существовании дошли до греков времен Гесиода – и породили легенду об «Островах блаженных».

Самое выдающееся путешествие, однако, финикийцы совершили в 600 году до н. э. Находясь на службе у египетского фараона, флот финикийцев три года провел в плавании вокруг Африканского континента. Единственное упоминание от этом мы находим в труде греческого историка Геродота, который работал около 430 года до н. э.

Геродот не верил в сказку о финикийских путешественниках, потому что они утверждали, что в южных регионах Африки полуденное солнце появляется в северной части неба. Поскольку полуденное солнце, если на него смотреть из любой страны на Средиземном море, всегда стояло на юге, Геродот считал это нерушимым законом природы и настаивал, что история о путешествии финикийцев – это сказка.

Тем не менее южная оконечность Африки находится в южной умеренной зоне, и там полуденное солнце действительно всегда на севере. Сам факт того, что финикийцы описали эти кажущиеся им невероятными факты, говорит о том, что они действительно побывали так далеко на юге и, вероятно, обогнули Африку.

Возможно даже, что финикийцы совершили нечто еще более поразительное. Старая надпись, обнаруженная в Бразилии в 1872 году, как полагают, сделана на языке финикийцев и повествует о корабле, который в шторм отстал от флотилии, совершавшей путешествие вокруг Африки. Могло ли быть такое? Расстояние между самой западной частью Африки и самой восточной частью Бразилии составляет всего две с половиной тысячи километров, это самая узкая часть Атлантики. Надпись быстро занесли в разряд уток, но в 1968 году Сайрес Г. Гордон из Университета Брандейса высказал предположение, что она, возможно, подлинная.

Если это так, надпись может быть свидетельством первого открытия Америки цивилизованными людьми с Ближнего Востока, за две тысячи лег до Колумба. Однако это открытие было случайным; вести о нем так и не дошли до мира Средиземноморья, так что это открытие ничего не изменило. Оно не привело ни к дальнейшим путешествиям, ни к развитию торговли и колонизации.

Первым греком, который отважился уплыть действительно далеко в Атлантический океан, был Пифей из Массалии. Около 300 года н. э. он проплыл через Гибралтарский пролив, а затем повернул на север. Его отчеты, которые не сохранились в подлиннике, но которые дошли до нас в ссылках более поздних авторов, доказывают, что он исследовал остров Великобритания, а затем поплыл на северо‑запад, к земле, которую он назвал Туле, возможно, это была Исландия или Норвегия. Там туман остановил отважного мореплавателя, и он повернул назад, чтобы обследовать северные берега Европы, и зашел в Балтийское море.

Если греки отстали от финикийцев в реальных плаваниях в открытом океане, то они обогнали их в теории. Греки первыми получили представление о сферической форме Земли, и один из них, Эратосфен из Кирены, даже установил ее размеры. Около 250 года до н. э. он вычислил, что окружность Земли равна 40 233 километрам, что довольно точно.

Понятие о сферичной Земле автоматически подтверждает возможность отплыть на запад и достигнуть востока (или наоборот), другими словами, совершить кругосветное плавание.

Хотя кругосветное плавание могли считать теоретически возможным, оставался вопрос, возможно ли оно практически. Далеко в океане могли подстерегать неожиданные опасности. Тропические регионы могли оказаться слишком жаркими для мореплавателей, а полярные регионы – слишком холодными. Там могли быть мели, на которых застряли бы корабли, рискнувшие заплыть слишком далеко, течения, которые не позволили бы вернуться.

Далее, была еще проблема расстояния. Если окружность Земли составляла 40 233 километра и если расстояние от Испании до неизведанных восточных регионов Азии составляло 14 500 километров (что правда), тогда, чтобы достичь Восточной Азии, отправившись на запад, потребовалось бы пройти 25 750 километров, предположительно, по сплошной океанской глади. Ни один корабль в древние времена не мог бы совершить такое путешествие.

Конечно, Эратосфен мог ошибаться. Другой греческий географ, Посейдоний из Апамеи, повторил работу своего предшественника около 100 года до н. э. и пришел к выводу, что диаметр Земли всего около 30 000 километров. Он ошибался, но его цифра приобрела большую популярность.

Самым влиятельным географом Древнего мира был Клавдий Птолемей, который в 130 году н. э. написал книгу, ставшую великой и последней работой по географии и астрономии на ближайшие полторы тысячи лет. Птолемей принял меньший размер окружности Земли, и это сделало его «официальным». Более того, он оценил длину участка суши от Испании до территории, которая теперь является побережьем Китая, как равную 19 312 километрам (она на 5000 километров короче).

Это означало, что путь по океану от запада Европы до востока Азии составляет всего 9656 километров. Все равно это было слишком большое расстояние для любого корабля, но, несомненно, внушало больше надежды, чем 25 750 километров.

Эту надежду суждено было проверить не скоро. Ко времени Птолемея цивилизации финикийцев и греков уже несколько веков были в упадке, и мореплаватели, подобные финикийцам, должны были появиться только через тысячу лет. Вместо них Римская империя правила теперь на всех берегах Средиземного моря.

Римляне распространились далеко по суше; римские города появились в Западной Африке, Испании и Британии. Но эти люди не были мореплавателями, и ни один римлянин никогда не рискнул уплыть далеко в океан.

Действительно, после того как в V веке германские племена захватили западные провинции Римской империи, познания в географии у людей Западной Европы сократились. Новая религия, ислам, возникла в Аравии в VII веке, а к 730 году н. э. вся Северная Африка и даже Испания оказались в руках мусульман, как называются приверженцы ислама. Жители Западной Европы были отрезаны от юга и востока, и как Африка, так и Азия ушли в область преданий и легенд.

Ирландцы и викинги

Но если восток и юг были отрезаны, то новые горизонты маячили на западе и на севере.

Ирландия, остров, лежащий к западу от Британии, никогда не входила в состав Римской империи. Однако когда Римская империя отступила и римские солдаты навсегда покинули Британию, христианство добралось до этого меньшего острова. Христианство в Ирландии, почти изолированной от охваченного хаосом континента, начало принимать отчетливые собственные формы, и в ней возникли сильные общины монахов, которые сохранили удивительный уровень учености.

Стремясь к уединению, возможно, для того чтобы стать ближе к Богу, монахи совершали путешествия через океан на своих маленьких суденышках, открывая и заселяя скалистые острова вдоль северных берегов Британских островов.

Одним из таких мореплавателей был святой Брендан, который около 550 года поплыл на север и исследовал острова у южного побережья Шотландии, Гебриды на западе и Шетландские острова на севере. Возможно, он также добрался до Фарерских островов, лежащих примерно на четыреста километров севернее крайней оконечности Великобритании. Оттуда, если бы он проплыл еще 480 километров на север, он бы попал в Исландию, и это тоже не за гранью вероятного.

Его смелые путешествия надолго пережили его, и в пересказах его деяния были значительно преувеличены. Около 800 года было написано повествование о его путешествиях, несомненно выдуманных, но представляющее собой хорошо изложенный и захватывающий отчет, завоевавший популярность. К тому времени ирландские монахи наверняка достигли Исландии, и ее существование придавало достоверность всему повествованию.

Из воображаемых приключений святого Брендана возникла вера в существование чудесного острова в Атлантике, который назывался островом Святого Брендана. В более поздние века высказывалось предположение, что святой Брендан достиг Американского континента и что это и был остров Святого Брендана. Это представляется очень маловероятным; почти наверняка остров Святого Брендана был только одним из череды придуманных островов, размещенных на туманных просторах Атлантики.

Возможно, все они многим обязаны мечтам греков об «Островах блаженных», потому что один из них назывался Ги‑Брасил и был придуман ирландцами, а это название на кельтском языке означает «Острова блаженных». Другим таким островом была Антилия; были также и другие.

Конечно, в Атлантике, у западных берегов Европы и Африки, имелись острова, но они были в основном необитаемыми до открытия их европейцами, и они совсем не походили на те фантастические Утопии, которые европейцы сперва придумали, а потом убедили себя в их существовании.

Но эти фантазии сыграли свою роль. Сказки о чудесных землях в западном океане давали исследователям цель и поддерживали интерес у тех домоседов, которых можно было убедить финансировать эти путешествия.

Золотой век ирландских монахов продолжался недолго. Моря бороздили другие мореплаватели, самые отважные и опытные со времен древних финикийцев. Это были скандинавские разбойники из Норвегии и Дании, так называемые викинги.

Начиная примерно с 800 года их разбойничьи суда со всей яростью нападали на все побережья Западной Европы. Викинги оккупировали большую часть Ирландии и Шотландии, ввергнув их в состояние варварства. Они разоряли англо‑саксонские королевства, появившиеся в Британии после ухода римлян, которые стали основой английской нации. Они терроризировали побережья и реки нынешней Франции и Германии. Они проникали даже в Средиземноморье.

Однако важнее для предмета рассмотрения этой книги является то, что викинги плавали в открытых северных океанах. Иногда их уносило на запад штормом; иногда они предпринимали целенаправленные поиски новых земель, потому что из‑за войны дома они вынуждены были отправиться в изгнание или потому что искали новые места для набегов.

Один изгнанник, норвежский вождь по имени Инголфур Арнарсон, отправился в плавание под парусом в 874 году и высадился в Исландии, расположенной в тысяче километров к западу от Норвегии. К тому времени ирландские монахи, которые некогда жили на этом острове, уплыли или, возможно, если кто‑то и остался, их убили или выгнали викинги. В любом случае именно норвежцы основали первую постоянную  колонию в Исландии[3].

В течение первых веков своего существования Исландия викингов сохраняла языческую религию норвежцев, даже когда их родину быстро обратили в христианство. И по сей день исландские саги, сказания, написанные до 1300 года, являются лучшим источником сведений о языческих верованиях норвежцев, чем все, что можно найти в самой Скандинавии.

Исландцы нашли в море самые надежный источник пищи, и они, естественно, исследовали воды вокруг своих островов. Возникли сказки об острове на западе, и действительно, там был огромный остров, всего в трехстах километрах к северо‑западу.

С горных вершин на северо‑западе Исландии можно было смутно различить землю на северо‑западном горизонте, и в этой части острова жил в конце десятого столетия некий Эрик Торвальдсон. Его все называли Эриком Рыжим, из‑за цвета волос.

В 982 году Эрика изгнали за какое‑то преступление, и он решил использовать трехлетний период вынужденного изгнания для того, чтобы отправиться в путешествие на запад. В конце концов он добрался до далекого острова, но обнаружил, что его побережье покрыто льдом, который мешал высадке. Он плыл вдоль берега на юго‑запад, пока не добрался до мыса, который мог обогнуть, затем поплыл вдоль западного побережья на север. Югозападное побережье было менее пустынным, и Эрик решил, что оно способно прокормить колонию.

К 985 году Эрик вернулся в Исландию и зазывал колонистов на свою новую землю. Для этого он нагло преувеличивал ее привлекательные качества, даже назвал ее Гренландией, зеленой страной. В действительности же Гренландия, самый крупный остров в мире, – это огромная пустыня, покрытая почти целиком колоссальным ледником, толщиной в несколько километров. Это один из последних остатков ледникового периода, и только Антарктида еще более пустынна. С другой стороны, северный климат тысячу лет назад был мягче, чем сейчас, и полоса вдоль юго‑западного берега Гренландии, возможно, была не намного хуже Исландии.

Во всяком случае, Эрик нашел добровольцев, желающих поселиться на новой земле, и в 986 году он отправился на запад с двадцатью пятью судами. Четырнадцать кораблей добрались до нее, и колонию основали на западном берегу острова, у его южной оконечности.

Колония в Гренландии находилась на широте южнее широты Исландии километров на восемьсот. Но в то время, как Исландию омывает кончик теплого Гольфстрима, Гренландии досталось холодное Лабрадорское течение. Тем не менее викинги‑колонисты держались и упорно прожили там более четырех столетий. В самые лучшие времена, около 1200 года, на острове могло проживать целых 3000 викингов.

Пока существовала гренландская колония, она служила базой для исследовательских путешествий еще дальше на запад. Около 1000 года один викинг по имени Бьярни Херьюльфсон рассказывал сказку о том, как он плыл из Исландии в Гренландию, как его застал шторм и пронес мимо оконечности Гренландии, а потом еще дальше на запад. Ему удалось сделать разворот и вернуться в Гренландию, но до этого он заметил землю к западу от Гренландии.

Эту сказку слушал Лейф Эриксон, сын Эрика Рыжего. Он побывал в Норвегии, где его обратили в христианство, а теперь вернулся в Гренландию. Его воображение поразила сказка Бьярни, поэтому он купил корабль Бьярни, собрал команду из тридцати пяти человек и отправился исследовать западные земли.

Он добрался до той земли, о которой говорил Бьярни. Сначала он встретил довольно бесплодный берег Лабрадора, но поплыл на юг к более приветливой территории и, вероятно, достиг северной оконечности Ньюфаундленда[4].

В то, что Лейф достиг Лабрадора и Ньюфаундленда, поверить очень легко. Большой загадкой этого исследовательского путешествия (по крайней мере, как его описывают в более поздних легендах) было открытие земли, где обильно рос дикий виноград. Этот район, где рос дикий виноград, Лейф назвал Винландом.

Возможно, сказка о виноградных лозах была всего лишь попыткой сделать эту землю более привлекательной для поселенцев (следуя прецеденту, созданному отцом Лейфа, Эриком Рыжим). Или рассказ мог быть приукрашен позднее. Но если этот отчет соответствует истине, это вызывает вопросы, так как дикий виноград не растет так далеко на севере, где расположен Ньюфаундленд, и совсем невероятно, что он рос там тысячу лет назад.

Некоторые считают, что Лейф действительно нашел дикий виноград, а это означает, что он проник намного южнее Ньюфаундленда, возможно, даже до современного штата Нью‑Джерси. Это предположение кажется маловероятным, но оно романтично, так как это сделало бы Лейфа первым европейцем, проплывшим вдоль берегов и, возможно, ступившим на землю нынешних Соединенных Штатов. Поэтому были предприняты усердные поиски каких‑нибудь следов норвежцев, в Новой Англии например. Несмотря на объявленные успехи, не было найдено ни одного такого предмета, который признали бы историки[5].

После своего исследовательского путешествия Лейф вернулся в Гренландию и больше не плавал. Но в 1002 году исландский купец Торфинн Карлсефни посетил Гренландию и услышал рассказы Лейфа точно так же, как когда‑то Лейф услышал рассказы Бьярни.

Торфинн, в свою очередь, загорелся. Он снарядил гораздо более крупную экспедицию, чем Лейф, в ней принимали участие три корабля и 160 человек плюс несколько женщин и детей. Высадку совершили в Винланде (где бы он ни находился) и основали поселение, которое просуществовало несколько лет. Около 1007 года, если верить одной легенде, в Винланде родился ребенок викингов, которого назвали Снорри. Если это правда, Снорри был первым ребенком европейского происхождения, родившимся на американском континенте. Однако, в отличие от Исландии и Гренландии Винланд не был необитаемой страной. Ее уже населяли люди, которых викинги называли скреллингами, – это были, предположительно, индейцы. Индейцы вели себя враждебно. И это стало более серьезным препятствием для колонизации, чем весь лед Гренландии. В конце концов ссоры между самими колонизаторами и стычки с индейцами утомили колонистов Винланда, и уцелевшие люди вернулись в Гренландию.

Хотя викинги не основали постоянную колонию в Северной Америке, западные земли некоторое время занимали их мысли. Гренландские колонисты, по‑видимому, продолжали совершать путешествия к берегам Северной Америки за деревом (так как в Гренландии деревья не росли). Такие путешествия могли продолжаться до самого 1350 года.

Что касается самой гренландской колонии, она продолжала существовать, но всегда на пределе возможностей. Им едва удавалось выжить, и их существование зависело от постоянных связей с Исландией и Норвегией и от непрерывного притока новых поселенцев.

В 1349 году «черная смерть», обширная пандемия чумы, опустошавшая Европу, достигла Скандинавии и Исландии, и экономика этих стран пострадала, как и повсюду. Связи с Гренландией стали рваться, и последний корабль отплыл из Норвегии в Гренландию в 1367 году. Кроме того, на земле наступило легкое похолодание, и климат Гренландии, и так очень суровый, стал настолько плохим, что сделал сельское хозяйство практически невозможным.

Как будто этого было мало, появились и враждебные человеческие существа.

Около 2500 года до н. э., после отступления ледников, северные регионы Северной Америки пребывали в нынешнем состоянии. Новые переселенцы из Сибири перебрались через узкий пролив между Азией и Северной Америкой, который уже опять существовал, и проникли в тогда не заселенные районы, освободившиеся от отступающих льдов. Внешность этих новых переселенцев, которых мы называем эскимосами, явно имеет большее сходство с народами Восточной Азии, чем внешность южных индейцев.

К 1 году н. э. у эскимосов выработалось удивительное умение выживать в бесплодных полярных регионах, охотиться на тюленей и моржей и защищаться от холода. Они сумели колонизировать прибрежные полярные районы. Они проложили путь на восток и к 1000 году н. э. достигли Гренландии в точке, к северу от которой викинги устраивали свои поселения. Постепенно они продвигались на юг, пока не наткнулись на селения викингов; их враждебность, возможно, прибавила хлопот гренландцам.

Около 1415 года колония Гренландии закончила свое существование, и знание о земле к западу от Исландии исчезло из памяти европейцев[6]. Исчезло ли?

В 1965 году объявили, что найдена карта, основанная на исследованиях скандинавов, и что она, возможно, имелась в распоряжении европейских ученых еще до великих западных экспедиций, в результате которых появились постоянные колонии европейцев на обоих американских континентах.

На этой карте показан остров к западу от Исландии, явно имеющий очертания Гренландии. К западу от Гренландии находится другой остров, изображающий Винланд (поэтому карту назвали «Картой Винланда»). Винланд показан как остров с двумя бухтами, вероятно, это изображение южной части острова Баффинова земля, расположенного к западу от Гренландии, примерно там, где на карте изображен Винланд.

Тем не менее Баффинова земля с точки зрения климата ничуть не лучше Гренландии. Собственно говоря, подлинность карты ставят под сомнение многие историки, и безопаснее предположить, что великие путешествия XV века осуществлялись без ссылок на подвиги викингов.

Монголы и венецианцы

В Западной Европе, к югу от Скандинавии, знания о мире становились все более скудными, пока викинги рисковали забираться все дальше в полярные моря. Отчасти этот упадок был вызван грабежами, сопровождавшими экспансию викингов, поэтому, когда викинги отправлялись в Гренландию и Винланд, Западная Европа переживала самые темные времена упадка.

Но потом произошел ряд событий, которые еще раз отодвинули горизонт. Европейцы рискнули двинуться за Восток, и их взгляд все больше сосредоточивался на азиатской части огромного материка.

Начиная с 1096 года начались Крестовые походы, длинная череда войн, во время которых западноевропейцы (главным образом французы) пытались вырвать Палестину из рук мусульман, владевших ею четыре столетия. В целом эти войны не были успешными с военной точки зрения, но они позволили западноевропейцам познакомиться со Средиземным морем от одного конца до другого и дали представление о цивилизации в Сирии и вообще на Ближнем Востоке, которая была более древней и более развитой, чем их собственная.

Затем, начиная с XII века, европейцы стали стремиться на Восток, который считали землей богатой и благодатной, землей пряностей и сахара, передовых технологий и ремесел. Это стремление не исчезало, а становилось все более настойчивым с течением веков.

В середине XIII века волна завоеваний, покатившаяся на Восток во время Крестовых походов, хлынула в другом направлении. При Чингисхане племена монголов из Средней Азии, которые периодически устремлялись на юг и на запад, в цивилизованные области Китая, Ближнего Востока и Европы, предприняли самый крупный набег кочевников в истории. К 1260 году образовалась обширная империя монголов под властью внука Кублай‑хана – Чингисхана. В нее входил Китай, Средняя Азия, Персия, Ирак и Русь.

Впервые огромные пространства земель от Балтийского моря до Тихого океана оказались под властью одного действующего правителя. Можно было путешествовать из конца в конец Азии, около десяти тысяч километров, в относительной безопасности, и некоторые европейцы это делали.

Самыми значительными из них были братья Николо и Матео Поло, уроженцы крупного торгового города Венеции, которые имели деловые связи в еще более крупном городе – Константинополе (в экономике которого Венеция играла доминирующую роль в течение нескольких десятилетий). В 1261 году братья отправились на Восток и добрались до самого Пекина, столицы Кублай‑хана.

В 1269 году они вернулись с посланием к папе Клементу IV от Кублая, который просил прислать сотню миссионеров на Восток, чтобы обратить народ Китая в христианскую веру. К несчастью, Клемент умер за год до того, и на избрание нового папы ушло три года, а за это время энтузиазм Кублая угас.

В 1271 году братья передали послание новому папе, Григорию X, а затем отправились в еще одно путешествие на Восток, на этот раз взяв с собой Марко, семнадцатилетнего сына Николо. Только два миссионера проявили готовность сопровождать их, да и они оставались с ними недолго. В 1275 году они снова прибыли в Пекин, без представителей религии.

Братья Поло остались там почти на двадцать лет и весьма преуспели. Марко, в частности, научился говорить на монгольском языке и проявил такие способности, что Кублай‑хан доверял ему миссии в различных частях своих владений. У Марко была возможность изучить те части Азии, которых никогда не видел ни один европеец, и куда бы он ни ехал, он подробно писал о тех местах.

В конце концов Поло начали мечтать о возвращении. Кублай старел, и после его смерти его преемник мог оказаться менее благосклонным к европейцам. Но уехать было сложно. К счастью, появился предлог, когда Поло получили разрешение сопровождать монгольскую принцессу в Персию. Они отправились в Персию морем, миновали побережья Китая и Индии и выполнили свою задачу. В пути они услышали, что Кублай действительно умер, поэтому просто поехали дальше. В 1296 году они вернулись в Италию.

В те годы Венеция часто воевала с Генуей, еще одним торговым городом Италии. Во время морского сражения между этими городами, в 1298 году, Марко Поло, воевавший за родную Венецию, был взят в плен генуэзцами и провел несколько месяцев в тюрьме.

Эти месяцы в заключении он посвятил написанию книги о своей многолетней жизни в далекой Азии. Его книга «Путешествия Марко Поло» приобрела большую популярность, как всегда бывает с хорошо написанными рассказами о путешествиях, но не все соотечественники‑европейцы поверили его рассказам. Они не приняли описание Марко размеров Азии, ее богатств, ее передовых достижений. Они в насмешку прозвали его «Марко‑Мил‑лионы», потому что вся его статистика, касающаяся Азии, выражалась в миллионах.

И все‑таки книга Марко отличалась от других историй о путешествиях, написанных в Средние века, тем, что была необыкновенно точной. Это было настоящее описание, как обнаружили европейцы в более поздние века, когда лучше узнали Азию[7].

Верили европейцы в рассказы Марко Поло или нет, они еще больше укрепились в популярном представлении об Азии как о сказочно богатой земле. Ему удалось еще больше подогреть интерес европейцев к блистательному Востоку.


[1] Индейцев часто называют краснокожими, а восточных азиатов – желтокожими, но такое цветовое описание, несомненно, является преувеличением.

[2] См. мою книгу «Ближний Восток» (Хаутон Миффлин, 1968 год).

[3] С тех самых пор, более тысячи лет, Исландию тесно ассоциировали со скандинавскими народами как в культурном, так и в политическом отношении. В наше время Исландия и Фарерские острова входили в состав Датского королевства. Фарерские острова до сих пор в него входят, хотя им предоставлено самоуправление. Исландия стала независимой республикой в 1944 году.

[4] Начиная с 1960 года норвежский археолог Хельге Ингстад раскапывает остатки домов на северной оконечности; домов, которые, вполне возможно, являются остатками древней колонии, основанной Лейфом или его последователями.

[5] Самую значительную находку сделали не в Новой Англии, а в глубине суши. Это «Кенсингтонский рунный камень», обнаруженный возле деревни Кенсингтон, в штате Миннесота, фермером шведского происхождения в 1898 году. Надпись на нем сделана в рунах (то есть буквами алфавита, который использовали викинги) и датирована 1362 годом. Она описывает исследовательскую партию из тридцати человек, которую постигла катастрофа: полагают, они попали в руки индейцев. Специалисты в этой области убеждены, что этот камень – подделка.

[6] Однако Гренландия не осталась пустой. Эскимосы остались, и даже сегодня там живет около 25 000 эскимосов. Однако они в большой степени зависят теперь от западной техники, дающей им комфорт.

[7] Одна ошибка, которую Марко все же сделал, имела еще большее влияние, чем его правота. Возможно, под влиянием древнего Птолемея, Поло сильно преувеличил то расстояние на Восток, на которое Китай и Япония удалены от Европы. Как мы увидим, это породило удачное заблуждение.

Если Вам попался запороленный архив, а пароль я не указал, то на всякий случай сообщаю, что пароль у всех архивов одинаковый - это домен сайта - shamardanov.ru

Связь с владельцем сайта возможна через электронную почту.

ВНИМАНИЕ! Если какое-то конкретное видео не показывается, или какая-нибудь книга (музыка) не скачиватеся, сообщите мне, пожалуйста! Я ОБЯЗАТЕЛЬНО ПЕРЕЗАЛЬЮ!

© Портал Дамира Шамарданова. 2010-2022.

Подробнее в История, Публикации
Показ фильма Квентина Тарантино «Однажды… в Голливуде» состоялся в Лос-Анджелесе / трейлер фильма

В сети появился трейлер российского сериала «Чернобыль»

Скончался Рутгер Хауэр

Закрыть