Элитный блок ссылок. Заказ качественной рекламы ЗДЕСЬ!
☭ ☭
Уважаемый посетитель! Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования.
Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!
Я, Дамир Шамарданов, благодарю за вклад, который Вы сделаете.

Брат, сестра и заколдованный юноша. Удэгейская сказка (Костёр, 1991 год, №9)

Давным-давно не было в этих краях людей, одни звери ходили, одни птицы летали. Но вот однажды закурился дымок костра, встала юрта на берегу реки, появились здесь близнецы, брат и сестра. Брат охотился, да так, что мог из лука попасть в глаз белки, сидящей на самой вершине кедра. Сестра из изюбриной[1] кожи шила олочи[2] и расшивала их невиданными узорами. Из бересты плела она ковры, пекла лепешки в березовой золе, и такие вкусные были эти лепешки, что маленькие лесные духи пудзя сбегались по ночам к их очагу и собирали крошки.

Так жили они. Проходило время, брат становился еще сильнее, а сестра все красивее.

И вот однажды утром брат посмотрел в деревянное блюдо, которое подала ему сестра и спросил удивленно:

— Сестра моя, вчера я с охоты принес сохатого, а в супе, что ты сварила, нет ни кусочка мяса.

— Год на год не приходится. Река разольется, как жить будем? Надо делать запасы, — ответила сестра.

В тот день охота прошла удачно — брат добыл изюбря, но на следующий день повторилось то же. Так прошло несколько недель, и брат стал слабеть от голода. Смотрит он на сестру, а у нее румянец на смуглых щеках играет, будто она не ест только вываренные кости.

«Ах, женщина, — думает брат. — Плохое дело ты замыслила».

На следующий день собрался брат в тайгу, взял лук, стрелы, лыжи надел, попрощался с сестрой. Но никуда не пошел, а спрятался за поленницей околы юрты. Что же видит он: выходит сестра из юрты, на ней лучший халат, медными монетами украшенный. На запястьях браслеты, в ушах серьги. Вышла она и поет. Зовет Амбу, злого духа. Вдруг — крак! — толстенная лиственница, стоявшая у юрты, раскололась, и вышел из нее Амба! Огромный, страшный, заросший рыжей шерстью, пена стекает с острых клыков. Задрожал брат за поленницей, рука сама к луку потянулась. А сестра ничего — взяла Амбу за руку, улыбнулась ему ласково, повела в дом.

«Вот кто все мясо съедает, — понял брат. Почернел от горя и заплакал.— Один я теперь на свете, нет у меня больше сестры. Предала она меня».

На следующий день притворился брат больным, лежит, семью шкурами укрылся, стонет тяжело. Сестра обеспокоилась, вытащила остатки мяса, что вчера для Амбы варила, но не стал брат есть того мяса.

— Больше ничего нет, — сказала сестра.

— Там на сопке я оставил половину сохатого, всего не смог принести, — сказал брат.

Делать нечего. Надела сестра лыжи, впряглась в нарты, побрела на сопку.

Тут брат шкуры с себя сбросил, вытащил сестрин халат, расшитые олочи надел, брови углем подвел и пошел к лиственнице. Остановился и поет, как вчера сестра пела. Но на этот раз грозный Амба не спешил появиться. Из лиственницы грозный голос послышался:

— Что с твоим голосом, женщина? Уж не больна ли ты?

— Ночью сильный мороз ударил, вот я голос и потеряла.

Крак! Раскололась старая лиственница, появился Амба. Изо всех сил натянул брат тетиву лука, впилась стрела Амбе прямо в грудь. Страшно завыл он и упал замертво, а лиственница в тот же миг засохла. Смотрит брат на Амбу, куда спрятать его? Бросил брат Амбу в прорубь.

Тем временем сестра вернулась. Как увидела она засохшую лиственницу, побледнела, как снег.

— Что ты наделал, брат! Ты убил моего мужа, своего шурина. Ведь он не Амба вовсе, а прекрасный богатырь-ягдигэ[3], только заколдованный.

Стала она искать тело мужа, видит: кровавые следы к проруби ведут. Побежала она к проруби и бросилась туда.

Вышел брат из юрты, горько плачет: «Двое нас было на белом свете, теперь я один остался. Своими руками сестру погубил, как дальше жить буду?»

И тут чудо случилось. Поднялся брат в воздух и полетел, как птица. Долго ли летел, я не знаю, только пролетел он к морю и видит: много юрт стоит — люди живут. Спустился брат на землю, вошел в первую юрту и видит: сидит его сестра, а рядом с ней богатырь-ягдигэ лежит раненый, шкурами укрыт, стонет. Сестра, как увидела брата и заплакала и засмеялась:

— Мужу моему ни смерти, ни жизни нет. Один ты его спасти можешь.

Вынул брат из груди юноши стрелу, и встал тот цел и невредим.

— Ты ранил меня, охотник, — сказал юноша- ягдигэ, — но я перед тобой виноват, зачем сразу не открылся тебе. Но не будем помнить зла. Бери в жены мою сестру, красавицу Ланга. Возвращайся с ней в свою юрту. А мы здесь жить останемся.

Так они и сделали. Счастливо зажил брат, а жена его оказалась такой искусницей, что в сети, которые она плела, рыба сама шла. Говорят, с тех пор и живут на нашей реке люди, и закон у них такой — друг другу помогать, а зла не помнить.

Пересказала Е. Перехвальская

Рисунки О. Филипенко


[1] Изюбрь — дальневосточный олень.

[2] Олочи — удэгейская обувь.

[3] Ягдигэ — герой сказки, богатырь.

Если Вам попался запороленный архив, а пароль я не указал, то на всякий случай сообщаю, что пароль у всех архивов одинаковый - это домен сайта - shamardanov.ru

Связь с владельцем сайта возможна через мессенжер Фейсбука
Вы также можете написать мне на почту.

© Портал Дамира Шамарданова. 2010-2021.

Подробнее в Детская литература, Публикации
Выступление Юрия Алексевича Гагарина на пресс-конференции в Доме ученых от 15 апреля 1961 года (Труд, 16 апреля 1961 года)

Айзек Азимов — Маршруты будущего, или Рассуждения известного писателя-фантаста о третьем тысячелетии («Техника – молодёжи» 1978 год, № 12)

Фридрих Малкин — Этот древний и новый топор («Техника – молодёжи» 1978 год, № 12)

Закрыть