Элитный блок ссылок. Заказ качественной рекламы ЗДЕСЬ!
☭ ☭
Уважаемый посетитель! Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования.
Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!
Я, Дамир Шамарданов, благодарю за вклад, который Вы сделаете.

Г. Шишкин, В. Овчинников, С. Кондрашов, Г. Боровик — По поводу интервью Р. Рейгана (Известия, № 309, 5 ноября 1985 года)

Хроника истории России. Горбачёв.

Мы, четверо советских журналистов, прилетели в Вашингтон, чтобы взять интервью у президента США Рональда Рейгана. Предложение об этом интервью выдвинула американская сторона.

…Ровно в два часа открылась дверь в Овальный кабинет. Там, в ярком свете телевизионных юпитеров, стоял американский президент. Он любезно приветствовал советских журналистов. Помимо телерепортеров и фотографов, допущенных на несколько минут, в кабинете было примерно полтора десятка президентских помощников, включая главных из них — руководителя аппарата сотрудников Белого дома Дональда Ригана, заместителя пресс-секретаря Лэрри Спикса, а также советника по пропаганде Патрика Бьюкенена, известного своими ультраконсервативными взглядами. Не вмешиваясь в ход интервью, они были не просто любопытствующими зрителями. Утверждают, что к этому интервью и, соответственно, к возможности появления на страницах советской прессы президент Рейган готовился с не меньшей тщательностью, чем к телевизионным дебатам с Уолтером Мондейлом. своим соперником на президентских выборах прошлого года.

Так или не так, не суть важно. Важно другое — здесь, в Вашингтоне и Америке, с возрастающим интересом и надеждами ждут советско-американской встречи на высшем уровне в Женеве. Чем меньше дней до Женевы, тем сильнее ожидания позитивных практических результатов от переговоров руководителей двух великих держав. Тем более что последняя встреча такого рода имела место более шести лет назад, и с тех пор советско-американские отношения резко ухудшились, прежде всего из-за жесткого конфронтационного курса администрации Рейгана, которая с первых, своих дней целенаправленно добивалась демонтажа МИРНОГО здания разрядки и приступила к осуществлению гигантской программы наращивания американских вооруженных сил, истратив на нее за четыре года один триллион долларов. Как и все, американцы задаются вопросом: с чем идут на встречу в верхах ее участники? Со стороны Советского Союза ответ ясен, ответ, внушающий обоснованные надежды. В порядке практического вклада в обеспечение благоприятного итога Женевы Советский Союз предпринял односторонние шаги и выдвинул комплекс конструктивных мер, осуществление которых могло бы привести к перелому в развитии международных отношений. Эти предложения, изложенные в речи М. С. Горбачева на встрече с парламентариями Франции, хорошо известны. Их смысл в том, чтобы перекрыть пути дальнейшей гонки вооружений, предотвратить ее в космосе, а накопленное ядерное оружие действительно радикально сократить.

Советские инициативы произвели мощное воздействие на международный политический климат. По общему мнению, распространённому и в западной прессе, в политико-психологической подготовке, которая ведется обеими сторонами перед Женевой, Москва перехватила инициативу. Советская аргументация и советские практические действия производят такое влияние, от которого отмахнуться западным политикам уже невозможно. Даже здесь, в Соединенных Штатах, где глубоко укоренившийся антисоветизм средств массовой информации не может не влиять на простого американца, опросы общественного мнения показывают, что отношение к советской политике, к действиям советского руководства меняется и довольно существенно.

Этот факт вызывает откровенную озабоченность, если не тревогу, внутри американской администрации. Речь идет о ее национальной и международной репутации, о том, как Вашингтон выглядит в глазах своего и других народов. Речь идет о доверии и поддержке политики Белого дома со стороны европейских и иных союзников. Тактика отнекивания и замалчивания советских предложений мало кого стала убеждать, а пропагандистская жесткая риторика представителей администрации явно надоела. Мировое сообщество ждет не слов, а практических действий.

Перед такой дилеммой и оказалась американская внешняя политика. На этом фоне, в этих условиях и предпринимаются в Вашингтоне спешные усилия улучшить «образ» американской политики — и американского президента — перед встречей в Женеве. И в этом, собственно говоря, вся подоплека интервью Рональда Рейгана представителям советской прессы.

Итак, президент США изъявил желание высказаться перед советскими людьми на страницах советской прессы. «Известия» предоставили ему такую возможность. К сожалению, президент, ответив на пять наших заранее направленных письменных вопросов, выделил всего лишь тридцать минут для устного разговора, и мы не смогли задать ему и третьей части своих вопросов, относящихся к политике США. Что же касается содержания президентских ответов, то в них в сущности нет ничего нового для тех, кто мало-мальски знаком с политическим мировоззрением и, разумеется, практическими политическими действиями Рональда Рейгана. В его ответах отчетливо проглядывает видение мира глазами американского консерватора, который готов забывать или не замечать очевидные и всем известные факты, если они не отвечают его взглядам или изобличают характер его действий. Въевшиеся, как ржа, стереотипы мешают видеть мир таким, каков он есть.

Отметим, однако, для начала заверения в добрых намерениях американского руководства, которые по достоинству оценят в нашей стране, если они будут подкрепляться практическими делами ближайших недель. В общей форме разумно звучат слова о предстоящей встрече в Женеве. Читатель имеет возможность вернуться к ним.

В интервью американский президент с охотой повторял слова, на которые он был чрезвычайно скуп в первые месяцы и годы своего пребывания в Белом доме: «…Мы должны научиться жить в мире… Ядерную войну невозможно выиграть и ее нельзя допустить. Это значит, что между нашими странами никакой войны не должно быть». Конечно, советские люди, как и американцы, как и все народы, готовы приветствовать выраженную президентом надежду на то, что его встреча с советским руководителем «может послужить началом движения — по пути к той цели, которую наши страны себе поставили: резко сократить ядерные вооружения и принять меры, направленные на их полную ликвидацию».

Как, однако, ни хорошо звучат общие слова, истинная цена их познается на конкретных делах и фактах, в реальных проявлениях и направлениях политики. Так вот, сначала о произвольном обращении с фактами. Президент говорит о том, что его администрация делала Советскому Союзу десятки конкретных предложений, «затрагивающих все аспекты наших отношений», но при этом опускает тот факт, что с его приходом в Белый дом администрация США более чем на год приостановила советско-американские переговоры об ограничении ядерных вооружений в Европе и переговоры об ограничении и сокращении стратегических вооружений. Она в одностороннем порядке прекратила действие ряда соглашений.

Президент пропагандирует в своем интервью американские предложения, отклоненные Советским Союзом, поскольку они носят однобокий характер и дают ядерным силам США односторонние преимущества, одновременно предусматривая подрыв наиболее важного компонента стратегических ядерных сил СССР. Он с похвалой вспоминает свой «нулевой вариант», касающийся переговоров о ядер- ном оружии средней дальности в Европе, но не уточняет при этом, что в случае его реализации Советский Союз и в самом деле оставался бы при нуле, а американцы — при своих самолетах-носителях ядерного оружия среднего радиуса действия, включая авианосную авиацию, и, кроме того, при ядерном оружии Англии и Франции, тоже нацеленном на советскую территорию.

Президент Рейган говорит о предложении США сократить число боеголовок на баллистических ракетах (МБР и БРПЛ) до 5000 единиц с каждой стороны. Внешне получается вроде бы поровну. Но равенства здесь нет. На самом деле такое предложение — это путь к военному преимуществу США. Американский подход оставляет открытым канал наращивания боезарядов на крылатых ракетах большой дальности. Американская сторона пытается вывести крылатые ракеты за рамки переговоров и сокращения. От принятия советского предложения о запрете таких ракет она уходит, заявляя в общей форме, что США готовы несколько ограничить лишь крылатые ракеты воздушного базирования. В целом такая позиция США предусматривает не сокращение, а наращивание ядерных зарядов — почти до 18000 единиц.

Рейган заявляет, что из Европы будет изъято 2400 ядерных боезарядов. На деле, однако, никакого сокращения американских запасов ядерного оружия в Европе не будет. Взамен устаревших ядерных боеголовок (к снятым с вооружения ракетам «Сержант» и «Онест Джон») и старых авиабомб американцы уже поставили в Европу: 960 ядерных боеголовок к ракетам «Ланс» и 200 новых авиабомб с переключаемым тротиловым эквивалентом. Будут ввезены из США в Европу боеголовки для ракет «Першинг»— 9С0 единиц, боезаряды для крылатых ракет большой дальности наземного базирования — 5С0, нейтронные боеголовки для ракет «Ланс» — 300, нейтронные артснаряды для гаубиц 203,2 и 155-мм — 2200, авиабомбы МК61 — до 3000 единиц, всего около 7000 новых ядерных боеприпасов.

Так что Европа не освобождается, а все более начиняется американским ядерным оружием.

Пытаясь доказать «советское ядерное превосходство», президент США берет завышенное количество (441 единица, 1.323 боеголовки) советских ракет СС-20, размещенных к тому же не только в европейской зоне, но и в азиатской части СССР, и сравнивает их только с количеством развернутых в Европе американских ракет (209 единиц). Из этого уравнения выбрасываются ядерные ракеты Англии и Франции (178 ракет с 530 боеголовками на них), которые являются составной частью ядерного потенциала НАТО.

Реальное соотношение РСД в Европе: всего страны НАТО имеют 387 ракет, на которых размещено 739 боеголовок. Если учитывать новые советские ракеты СС-20 в европейской зоне, то их число сейчас 243 единицы с общим количеством боеголовок на них 729 единиц. Так что по РСД имеется примерное равенство. С учетом авиации в Европе НАТО имеет даже больше, чем Варшавский Договор, и носителей средней дальности (1015:850) и ядерных зарядов на них (примерно З000:2000).

Равновесие стратегических ядерных сил СССР и США многократно выверено в течение семи лет в процессе разработки Договора ОСВ-2 и официально зафиксировано в 1979 г. при подписании этого договора. В настоящее время количество стратегических носителей у сторон по сравнению с 1979 г. не изменилось. СССР имеет их несколько больше, чем США (2504:2215), зато количество боезарядов на них по-прежнему гораздо больше у США за счет вооружения сотен тяжелых бомбардировщиков крылатыми ракетами большой дальности. Но в целом имеется примерное равновесие. Такой вывод делает и комитет начальников штабов вооруженных сил США в докладе конгрессу в 1984 году: «В данный период существует примерный ядерный паритет между Соединенными Штатами и Советским Союзом». Как только что заявил на пресс-конференции в Лондоне, посвященной выходу в свет ежегодного доклада Международного института стратегических исследований, его директор Р. О’Нил, в настоящее время существует «примерное равенство» СССР и США в стратегических вооружениях.

В этой связи, наряду с высказываниями в пользу мира, в заявлениях Рейгана поражает игра в цифры. Занятие отнюдь не безобидное, поскольку на этом строится политика, и поэтому дальнейшее жонглирование цифрами сулит нелегкие и даже непредсказуемые времена. Подобный уход от реальности, естественно, не может не вызвать беспокойства.

Все эти факты давно известны, не раз разъяснялись самым подробным образом, и в Белом доме очень и очень недооценивают политическую подкованность советских людей, если считают, что таким образом «откроют Америку» — и американскую позицию.

Рейган умышленно пытался изменить факты, заявляя, что «в настоящее время у Советского Союза развернута 441 ракета типа СС-20, и на каждой из них по три боеголовки, в общей сложности 1.323 боеголовки». Подобные утверждения преследуют цель преднамеренного искажения положения дел. В связи с этим Министерство обороны СССР официально заявило: «Количество ракет СС-20 в европейской зоне составляет число 243, а в целом на территории СССР ракет СС-20 значительно меньше, чем называемое в НАТО количество 441 таких ракет». Таким образом формула Р. Рейгана о «семикратном превосходстве» СССР является ложным, фальсифицированным уравнением.

Особо хотелось бы остановиться на американских планах милитаризации космоса и на том, как они поданы в интервью Р. Рейгана. Эти планы, активно и упорно осуществляемые после выдвижения американским президентом в марте 1983 года его «стратегической оборонной инициативы», стали главным камнем преткновения на дороге к улучшению советско-американских отношений и всей международной обстановки. Этот камень не объехать и не обойти. Его можно убрать единственным способом — предотвратив гонку вооружений в космосе.

Без решения этого ключевого вопроса всего — лишь благим и обманчивым пожеланием будут слова президента о начале движения к тому, чтобы «резко сократить ядерные вооружения». А реальностью будет неконтролируемый процесс еще более интенсивной гонки вооружений, перенесение ее в следующий век — и следующее тысячелетие, несметные новые военные расходы, ложащиеся бременем на наши народы, серьезное возрастание ядерной угрозы.

Американцы понимают, чем чревата «стратегическая оборонная инициатива», несмотря на постоянную рекламу этого любимого детища президента. Недавний опрос, проведённый газетой «Вашингтон пост» и телекомпанией Эй-би-си, показал, что большинством в 74 процента против 20 процентов американцы предпочитают сокращение ядерных арсеналов США и СССР созданию Соединенными Штатами космических вооружений. Этот реалистический выбор американского народа созвучен советской позиции, как ее изложил в ответах американскому журналу «Тайм» М. С. Горбачев: «…Мы призываем США серьезно договориться с нами и по стратегическому ядерному оружию, и по оружию средней дальности, и по проблемам космоса».

Но то, что простой американец в своей массе понимает, американский президент не хочет понимать, отказывается понимать. Да при этом еще делаются ссылки на то, что решения в США якобы принимаются в демократическом духе, испрося согласие народа. Однако Белый дом не поинтересовался мнением американцев, когда втягивал страну в многолетнюю кровавую авантюру в Юго-Восточной Азии или готовился обрушить грубую силу морской пехоты на крошечную Гренаду. Когда мы задали ему вопрос, подкрепленный цифрами упомянутого опроса «Вашингтон пост» и Эй-би-си, он ушел от ответа. Он занялся вместо этого восхвалением «оборонительного» характера планирующегося ударного космического оружия, хотя вынужден был фактически признать, что «космический щит», создаваемый наряду с ядерными наступательными вооружениями одной из сторон, усиливает подозрения другой стороны относительно возможности нанесения первого ядерного удара под прикрытием такого щита.

В конце интервью президент, вынув из кармана специально заготовленную карточку, зачитал полюбившуюся ему цитату: «Народы не доверяют друг другу не потому, что они вооружены. Они вооружаются потому, что не доверяют друг другу». И в то же время, если брать на веру его слова, он полагает, что в этом сложном, противоречивом, конфликтующем, недоверчивом мире другая сторона поверит его обещаниям поделиться самыми строжайшими из американских технических секретов по созданию «космического щита», под прикрытием которого Соединенные Штаты будут точить на нас свой ядерный меч. Весьма неубедительный «идеализм» в устах приверженца силовой политики, к тому же известного своими антисоветскими убеждениями, которые он не только не скрывает, но даже с удовольствием рекламирует.

Как не усомниться в обещании президента «сделать доступной для других стран, включая Советский Союз», технологию «стратегической обороны», если даже союзники США, которым Вашингтон предложил подключиться к реализации его программы, жалуются на то, что Соединенные Штаты не намерены допускать их к своим технологическим секретам, что у администрации совсем иная цель — перекачать, используя распространенное выражение, «мозги», сэкономить на этом американские ресурсы и тем самым максимально ускорить осуществление СОИ.

А как можно полагаться на заверения, даваемые Белым домом, если всего несколько недель назад Пентагон и ЦРУ с большой помпой обнародовали доклад, в котором, совершенно бездоказательно обвинив Советский Союз в попытках «кражи американской технологии», потребовали еще более жестких мер с тем, чтобы исключить утечку «секретов на Восток».

В ответ на вопрос, собирается ли американская администрация соблюдать статью V Договора об ограничении систем противоракетной обороны, которая прямо обязывает обе стороны не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования, Рейган вынужден был признать, что в его администрации по-разному «интерпретируют» этот договор. Он сказал, что США намерены строго придерживаться условий договора.

И тем не менее президент в этом же ответе настаивал: «Что же касается исследований — а это включало бы и испытания, — то это соответствует договору». Но вот что говорит Дж. Смит, который возглавлял делегацию США на переговорах об ограничении стратегических вооружений, ознаменовавшихся, в частности, подписанием Договора по ПРО, и который поэтому заслуженно считается крупнейшим авторитетом в этой области: «Нынешние дебаты в администрации по поводу «интерпретации» Договора по ПРО нельзя назвать иначе, как абсурдными. Не может быть никаких сомнений в том, что договор запрещает испытание и развертывание систем ПРО космического базирования. Язык договора, особенно его пятой статьи, предельно ясен».

На наш взгляд, беседа с президентом лишний раз подтвердила, что Договор по ПРО становится препятствием для вашингтонской администрации в реализации планов «звездных войн». Стремясь расчистить путь для милитаризации космоса, США готовы к тому, чтобы, как прямо заявил, отбросив в сторону словесные экивоки, генерал-лейтенант Дж. Абрахамсон, руководитель организации по осуществлению СОИ, в какое-то время «отойти от Договора по ПРО».

И не только Договор по ПРО оказывается под ударом в результате осуществления СОИ. Отражая обеспокоенность широких кругов американской общественности, известный физик Карл Саган писал в журнале «Дискавер»: «В том виде, как она задумана, программа «звездных войн» нарушит — так или иначе — все те договоры, которые с большими трудностями были заключены между Советским Союзом и Соединенными Штатами в области контроля над вооружениями. Это — Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, Договор о нераспространении ядерного оружия, Договор по ПРО, договоры ОСВ-1 и ОСВ-2».

Надо отметить, что свою приверженность идее милитаризации космоса президент вновь и вновь пытался оправдать тем, что в Советском Союзе давно-де ведутся работы примерно такого же рода.

Такое утверждение действительности не соответствует.

Инициатором создания противоспутниковой системы (ПСС) выступили США задолго до появления на орбите спутников. Еще в 1964 г. президент США Джонсон говорил: «Англичане господствовали на море и руководили миром. Мы господствовали в воздухе и были руководителями свободного мира с тех пор, как установили это господство. Теперь это положение займет тот, кто будет господствовать в космосе». Это были не просто слова. Уже на заре космической эры США взяли курс на освоение космоса как возможной сферы вооруженной борьбы, разработали концепцию противоспутникового    оружия.

Они стали первой страной, испытавшей еще в октябре 1959 г. ПСС, осуществившую перехват искусственного спутника Земли (ИСЗ) «Эксплорер-б» ракетой, запущенной с бомбардировщика В-47. В начале 60-х годов была начата разработка космического аппарата-перехватчика «Сейнт». Тогда же были созданы две наземные ПСС: в 1963 г. — на о. Кваджалейн на базе противоракет «Ника-Зевс» и в 1964 г. на о. Джонстон с использованием ракеты «Тор». Параллельно с этим США проводили работы в области создания ударных космических средств (для ведения вооруженной борьбы из космоса в отношении Земли).

Советский Союз был вынужден реагировать на все эти «инициативы» США и принимать ответные меры по обеспечению своей безопасности. СССР к созданию своей ПСС приступил значительно позднее (в конце 60-х годов). Как известно, несколько лет назад Советский Со-юз предложил не только запретить ПСС, но и уничтожить их.

В настоящее время доктрина господства в космосе, воинствующая философия «кто будет первым и космосе, тот будет первым на Земле» стали составными частями государственной политики США. Американские военные говорят об этом открыто. Заместитель министра ВВС США Э. Олдридж заявил: «Не требуется особого воображения, чтобы понять, что страна, контролирующая космос, возможно, будет контролировать мир».

Сейчас США форсируют создание противоспутниковой системы второго поколения (АСАТ). Уже проведено несколько испытаний, — в, т. ч. по реальной цели в космосе. В ближайшее время она готовится к принятию на вооружение. Кроме того, противоспутниковыми способностями обладает космический корабль «Шаттл» (снятие ИСЗ с орбит, вывод их из строя).

Не наша задача была заниматься изучением психологии руководителя Белого дома. Нам важнее было уяснить себе его позицию по важнейшим вопросам современности. Однако пообщавшись и с его ближайшими советниками, и с ним самим, мы в некоторой степени изнутри могли наблюдать лабораторию политического мышления в Белом доме.

Известна и неоспорима старая истина: судить надо не по словам, а по делам. Это — если речь идет о сути политики. Но важен и другой определяющий показатель: как соотносятся слова и дела. Другими словами, речь идет о формуле политической нравственности американской администрации.

Не самая немаловажная проблема состоит в том, чтобы люди, которые поставляют информацию руководству, включая и высший уровень, были элементарно добросовестны. Если говорить о наших личных впечатлениях, то, может быть, наиболее тревожное из них состоит в том, что мы еще раз убедились, с какой легкостью в Белом доме идут на прямое искажение истины, насколько доминируют здесь стереотипы, выработанные американской пропагандой, насколько глубоко, по-видимому, здесь убеждены, что весь остальной мир либо не информирован о действительном положении вещей на нашей планете, либо забывчив, либо обязан мыслить так, как мыслят в Болом доме.

Это впечатление, конечно, не ново, и оно складывалось у нас не только на основе нашей беседы с президентом. Но именно в эти дни, когда в Белом доме дают особенно много интервью, когда президент США выступил совсем недавно с пространной речью на юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, это впечатление, можно сказать, особенно окрепло, приобрело очень четкие и тревожные очертания.

И еще одно. В дни, когда от руководства такой великой страны, какой являются Соединенные Штаты, требуется особое чувство ответственности, окрепло убеждение, что ответственности этой недостает.

Один из наиболее ярких примеров — ответ президента на вопрос о вторжении США на Гренаду. Когда два года назад мир был потрясен высадкой американских морских пехотинцев на крохотном острове, Белый дом выдвинул одно за другим сразу два «оправдания» этой акции. Сначала бандитское нападение на суверенное островное государство и насильственное свержение его правительства объяснили тем, что Вашингтон беспокоился за судьбу американских студентов, обучавшихся на острове. Но поскольку никому из американских студентов там никто и никогда не угрожал (это было широко известно и подтверждено позже), то было выдвинуто еще одно объяснение: президенту США как-то на рассвете позвонили представители «карибских островных демократий» и попросили его «присоединиться к их военным силам для того, чтобы восстановить демократию и порядок на Гренаде».

В интервью с нами президент США, понимая, видимо, что все эти объяснения не только не могут оправдать интервенцию США против Гренады, но, наоборот, еще более рельефно подчеркивают незаконность вооруженной агрессии против маленького острова, сделал поразительное заявление: «Там (на Гренаде) было несколько сот американских студентов-медиков, и наша разведка обнаружила, что их могут взять в качестве заложников. Правительство Гренады запросило военную помощь. Не только от Соединенных Штатов, но и государств Содружества — Ямайки, Доминики и ряда других».

Мы уж не говорим о полном несоответствии этого объяснения истине. Даже совершенно неинформированный человек вряд ли может себе представить, чтобы правительство Гренады обратилось к кому бы то ни было с просьбой свергнуть его военной силой…

Трудно представить, что в Вашингтоне «забыли», по чьей просьбе и ради чего два года назад высадили своих морских пехотинцев на маленьком острове, оккупировали его, свергли там правительство, убили несколько сот ни в чем не повинных людей, ничем не угрожавших Соединенным Штатам, и установили там такой порядок, который угоден Вашингтону.

Речь идет не о забывчивости, а об имперском мышлении, которое основывается на постулате пещерного права: сильный всегда прав.

Нынешнее объяснение Белым домом интервенции против Гренады звучит столь же «убедительно», как и открытие президента США, сделанное им на днях в беседе с корреспондентом английской Би-би-си: «Наши две системы (имеются в виду США и СССР.— Прим, авт.) настолько диаметрально противоположны!, что, как мне сказали,— сам-то я не лингвист — в русском языке даже нет слова, которое бы обозначало свободу». И хотя лингвистические изыскания вашингтонской администрации трудно сравнивать с оккупацией ее войсками самостоятельного государства, однако и то, и другое свидетельствует о пренебрежительном отношении к другим странам и наро-, дам.

Странное заявление по поводу русского языка хоть и далеко отстоит от проблем, которые волнуют мир сегодня, но на самом деле оно — из той же вашингтонской «документальности».

Не соответствуют действительности и утверждения, будто в первые послевоенные годы США не пользовались своей ядерной монополией (другое дело, что политика атомного шантажа провалилась). Советские люди знают, что уже с осени 1945 года СССР фигурировал в официальных документах Вашингтона не только как потенциальный противник, но и как объект для атомного нападения. Об этом свидетельствуют опубликованные впоследствии планы «Ганпаудер», «Дропшот» и др. Поскольку единственным средством доставки атомных бомб в ту пору были бомбардировщики В-29, американские стратеги задались целью окружить СССР кольцом военных баз, а чтобы иметь предлог создавать эти базы, сколотить у советских рубежей цепь военных союзов. Результаты этой политики дают о себе знать по сей день. За пределами территории США, часто за тысячи километров от национальных границ США, размещены 550 тысяч американских военнослужащих. В 32 странах созданы 1500 американских военных баз.

Ничего подобного СССР не имеет. По словам хозяина Белого дома, Соединенные Штаты держат войска и имеют базы за рубежом ради выполнения долга перед союзниками. В действительности же дело обстоит иначе. Военные союзы были сколочены ради возможности создавать базы в стратегически важных районах мира и развертывать американское ядерное оружие поближе к советской территории.

Хозяин Белого дома назвал одной из причин напряженности в советско-американских отношениях попытки разрешать проблемы в различных частях мира с помощью военной силы. Он отрицал, что Соединенным Штатам присуще вести войны в других странах, выступать против воли какого-либо народа, желающего самоопределения. «Однако, — добавил президент, — когда мы видим, что другим народам угрожают внешние силы, которые могут уничтожить их свободу и навязать им власть меньшинства при помощи оружия, мы помогаем им сопротивляться этому всюду, где только можем».

Если бы нашелся наивный человек, который принял эту замаскированную формулу экспорта контрреволюции за чистую монету, он мог бы, к примеру, подумать, что Вашингтон поддерживал вьетнамских патриотов против французских колонизаторов. В действительности же, приняв от Парижа эстафету грязной войны, американская военщина придала ей характер геноцида, уничтожив несколько миллионов человек. Чтобы поставить вьетнамский народ на колени и навязать ему клику проамериканских марионеток, на страну было сброшено более семи млн. тонн бомб, задействованы половина стратегической и треть тактической авиации США, главные силы седьмого флота, экспедиционный корпус численностью свыше полумиллиона человек.

Как же изобразил президент в беседе с советскими журналистами эту позорную страницу послевоенной истории США? По его словам, никакой военной интервенции не было. Дескать, на международном форуме в Женеве были образованы Северный Вьетнам и Южный Вьетнам. Южане попросили прислать им из США инструкторов, чтобы создать армию, которой-де у них прежде никогда не было. А американцев с самого начала стали донимать террористы — не давали даже спокойно смотреть кинофильмы. Пришлось снабдить военных советников оружием, а потом прислать войска для их защиты. Все это и разрослось в войну во Вьетнаме. Причем американские войска никогда не сражались там ради победы (по словам президента, именно это и было ошибкой).

Они просто стремились сохранить демилитаризованную зону между Северным и Южным Вьетнамом. А он в конце концов все-таки стал единым государством.

Такая трактовка событий вызывает по меньшей мере удивление. Вьетнам выступал как единое государство в борьбе против японских захватчиков и победил в 1945 году. В 1946 году были проведены выборы во всем Вьетнаме и его президентом был избран Хо Ши Мин. Интервенция Франции привела к новой войне. Женевские соглашения по Индокитаю, на которые ссылался президент, предусматривали объединение Вьетнама еще в 1956 году. И именно Соединенные Штаты, выступая «преемниками» французских оккупантов, сорвали это объединение.

Нет, отнюдь не ради «сохранения демилитаризованной зоны» ввязался Вашингтон в многолетнюю кровопролитную войну. Это была отчаянная и безуспешная попытка империалистических кругов США повернуть вспять процесс деколонизации, военной силой лишить вьетнамский народ результатов упорной борьбы за национальное и социальное освобождение.

В беседе с нами президент попытался представить дело так, будто основным препятствием на пути к укреплению международного мира является борьба за социальную и экономическую независимость, которую ценой немалых жертв ведут страны и народы, освободившиеся от гнета империализма и колониализма. Рейган особо выделил такие страны, как Ангола, Афганистан и Кампучия, вопрос о которых, по его словам, «за последние годы создавал огромное напряжение в американо-советских отношениях».

Он даже уверял нас, что Советский Союз «оккупирует» Анголу, Южный Йемен, Эфиопию и Афганистан Всему миру известно, что, скажем, в Анголе нет никаких советских войск. Известно и то, что Соединенные Штаты вооружают банды Савимби — УНИТА, направляют их действия. Президент уверял нас, что цель Соединенных Штатов — «найти способ положить конец попыткам разрешать проблемы путем применения силы, …прекратить вооруженную борьбу и искать решение путем переговоров». Но в то время, как в Овальном кабинете произносились эти слова, с благословения Белого дома в конгресс был внесен законопроект о предоставлении 27 млн. долларов на оказание военной помощи бандам Савимби в Анголе.

Оружие и деньги «антикоммунистическим борцам за свободу» в Анголе, свидетельствует «Нью-Йорк тайме», давно поступали «по секретным каналам Центрального разведывательного управления в сотрудничестве с режимом ЮАР». После отмены минувшим летом так называемой поправки Кларка, формально запрещавшей такого рода деятельность, этот поток резко возрос. Однако, как подчеркивает та же газета, вашингтонская администрация все больше склоняется к тому, чтобы «обеспечивать Савимби военную помощь в открытую». Об этом по сути уже открыто говорится и в опубликованном в пятницу госдепартаментом заявлении. В нем подчеркивается: «Мы хотим оказать поддержку УНИТА», а также сообщается, что уже в ближайшее время будет решен вопрос о «форме и способе» оказания такой поддержки.

Полтора миллиарда долларов уже выделил Вашингтон на оружие для военных банд, забрасываемых в Афганистан прямо из учебных лагерей, в которых американские офицеры инструктируют душманов — как сжигать афганские школы вместе с учениками, как расстреливать учителей, которые обучают грамоте крестьян, не умевших ни читать, ни писать, как вырезать мулл, которые считают, что народная власть в Афганистане служит интересам трудящихся, а не феодалов. То, что эти феодалы и их прислужники против народного строя в Афганистане — это естественно. Тот факт, что они хотели бы вернуть себе земли и средневековую власть над народом, тоже естественно. Но какое отношение ко всему этому имеют клятвы Вашингтона о том, что он оказывает поддержку только силам демократии? Нельзя не обратить внимание на своеобразную, мягко выражаясь, политическую лексику Белого дома: когда оказывается законная помощь народам, избравшим путь свободы, в Вашингтоне это объявляют «оккупацией», а перевороты, совершаемые в интересах США, спешат назвать «освобождением».

Нельзя не выразить возмущения тем, что президент США не преминул воспользоваться чудовищной клеветой, будто советские люди применяют в Афганистане «мины-ловушки», изготовляемые в виде игрушек и калечащие детей. Однако напомним, что игрушки эти — американское изобретение и использовалось оно еще в Индокитае. А теперь оно используется американскими наймитами в ДРА.

Конечно, можно народно-освободительное и революционное движение в мире объяснить кознями «марксистов-ленинцев» (о чем президент говорил в речи на сессии Генеральной Ассамблеи ООН,—Прим авт.), пагубным «вмешательством» во внутренние дела этих государств Советского Союза и социалистической Кубы. Но если взять на себя труд хотя бы в рамках начальной школы вспомнить историю, то сразу возникает вопрос: какие «марксисты-ленинцы», скажем, вынуждали никарагуанский народ бороться против морских пехотинцев США, пришедших в эту страну в начале века? Тогда не было еще ни Советского Союза, ни социалистической Кубы. Но именно морские пехотинцы США поставили у власти в Никарагуа семейство диктаторов Сомосы. И Вашингтон поддерживал его активнейшим образом до тех пор, пока власть Сомосы — а вместе с ним и власть американских монополий в Никарагуа — не была сметена революцией 1979 года.

С тех пор Соединенные Штаты ведут настоящую войну против молодой республики.

Американским оружием, по указаниям американских советников, банды сомосовцев убили в Никарагуа в последние годы 12 тысяч человек. Если эту цифру перевести в масштабы США, то она означала бы убийство миллиона американцев (вдвое больше потерь США во второй мировой войне.— Прим, авт.). В Никарагуа убиты и ранены 3.500 детей, похищены 246 учеников и учителей, 360 школ не могут функционировать, ибо подвергаются постоянным налетам банд, которые проходят тренировку в американских военных лагерях в Гондурасе, во Флориде и в Калифорнии.

Заметьте это «совпадение» целей — у бандитов в Афганистане, у бандитов в Никарагуа, в Анголе: война против школ, война против госпиталей — война против образования и здоровья.

Два года назад одному из нас посол США в Никарагуа объяснил эти действия Вашингтона так: «Сандинисты обещали демократию, но они не провели выборы. Вот если бы они провели выборы, действия Америки изменились бы!».

В ноябре прошлого года в Никарагуа состоялись свободные и демократические выборы. В них принимало участие рекордное число избирателей, баллотировались кандидаты от разных партий. Сандинисты победили убедительным большинством голосов.

Но и после выборов та же политика Вашингтона против никарагуанского народа отнюдь не прекратилась.

Аргумент? Очень простой: «Выборы в Никарагуа не были свободными, не были демократическими». С тем же успехом Вашингтон может оправдывать бандитские действия против Никарагуа, в том числе и налеты самолетов и минирование портов, тем, что на дворе дождь или, наоборот, стоит засушливая погода.

Впрочем, еще одно слово о «заботе» США о выборах и о «демократии».

1970 год. Победу на выборах в Чили одерживает бывший чилийский сенатор, человек, известный всей стране, — Сальвадор Альенде. Он одерживает эту победу без «военной» помощи Кубы и без «военной» помощи СССР. Он одерживает ее потому, что обещает освобождение страны от засилья американских монополий и улучшение жизни трудящихся. И, придя к власти, начинает действовать согласно своей программе, за которую его и избрал чилийский народ.

Никто не оспаривал законность выборов. Ни у кого не хватило тогда совести утверждать, что Альенде сделал Чили «центром международного политического террора». Но чилийский президент был убит! Убит в результате фашистского переворота, организованного из Вашингтона. В стране установился фашистский режим меньшинства, поддержанный и поддерживаемый до сих пор военной силой извне.

Хотелось бы знать мнение президента США — почему Вашингтон не помогает борцам за свободу Чили, борцам против фашизма, навязанного этой стране Вашингтоном?

И еще хотелось бы узнать у президента: что считать «навязыванием чуждой идеологии извне», может быть, преступления США, совершенные и совершаемые против Чили, против Гренады, против Никарагуа, против Сальвадора, против Гватемалы, против Афганистана, против Вьетнама, против Эфиопии, против многих других стран во многих регионах мира…

Хотелось бы, тем не менее, закончить наши заметки на оптимистической ноте. Жизнь движется, люди повсюду жаждут мира, и это можно легко было обнаружить и в Вашингтоне в течение тех нескольких дней, которые мы провели здесь в ожидании интервью с президентом Рейганом.

Интервью оказалось противоречивым. Хорошие слова о мире, о стремлении к согласию с Советским Союзом соседствовали с- бездоказательными обвинениями в адрес внешней политики нашей страны. Похоже, из частокола идеологических предубеждений выбираться трудно. И все же сам факт осознания необходимости широкого советско-американского диалога — явление позитивное. Время слов уходит. Наступает время действий. Хотелось бы верить, что в Женеве готовность СССР добиться крутого поворота к лучшему в советско-американских отношениях встретит конструктивный отклик с американской стороны. Именно этого ждет мир.

Г. ШИШКИН,
В. ОВЧИННИКОВ,
С. КОНДРАШОВ,
Г. БОРОВИК.
Вашингтон

Если Вам попался запороленный архив, а пароль я не указал, то на всякий случай сообщаю, что пароль у всех архивов одинаковый - это домен сайта - shamardanov.ru

Связь с владельцем сайта возможна через мессенжер Фейсбука
Вы также можете написать мне на почту.

© Портал Дамира Шамарданова. 2010-2021.

Подробнее в История, История России. Хроника, Публикации
Хроника истории России. Великая Отечественная война

Хроника истории России. Сталин. Послевоенное время

Смелее развёртывать критику в творческих организациях! (Правда, 6 января 1954 года)

Закрыть