Элитный блок ссылок. Заказ качественной рекламы ЗДЕСЬ!
☭ ☭
Уважаемый посетитель! Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования.
Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!
Я, Дамир Шамарданов, благодарю за вклад, который Вы сделаете.

История США: Образование Соединённых Штатов. Глава первая. Основание первых английских колоний в Северной Америке. 4

Оглавление.

Глава первая. Основание первых английских колоний в Северной Америке

4. Мэриленд

Ранее: 3. Новая Англия.

В 1632 г. Карл I пожаловал Сесилю Калверту, второму лорду Балтимору, хартию[1] на владение северной частью Виргинии, что прилегала к Чесапикскому заливу и еще не была заселена виргинцами. Новую колонию назвали Мэриленд в честь жены короля. Статут этой колонии сильно отличался от статута остальных английских владений в Северной Америке. Колония именовалась «провинцией», и лорд Балтимор обладал в ней правами почти неограниченного в свой власти феодального сеньора. Земельные отношения строились на ленной основе: лорд-собственник — владельцы маноров — фригольдеры. Лорд имел право жаловать землю в любом размере и на любых условиях. Хартия санкционировала учреждение Генеральной ассамблеи свободных колонистов (фрименов). Однако ее созыв и работа полностью зависели от воли лорда и воли назначенного им губернатора провинции.

Основной целью Балтимора, как и других учредителей колоний, являлось получение доходов: с земельных владений поселенцев (квит-рента), налогообложения и возможных природных богатств заселяемого края. Лорд был католиком. Поэтому, кроме основной цели, он ставил перед собой дополнительную: дать своим единоверцам, которые находились в стесненном положении, возможность, не порывая окончательно с родиной, свободно исповедовать католицизм. Так как хартия предписывала ввести в провинции церковные законы метрополии, эта цель скрывалась, хотя в значительной мере была секретом Полишинеля.

Виргинцы, не желавшие терять значительную часть принадлежавшей им ранее территории, старались помешать основанию Мэриленда. Они утверждали, что это будет означать распространение «папизма», усиление в Америке позиций Франции и Испании. Чтобы отвести подозрения, лорд отдал руководителям готовившейся экспедиции распоряжение соблюдать в походе и на американской земле строгую веротерпимость для исповедовавших христианство[2].

Распоряжение диктовалось не только дипломатическими соображениями. Хотя католики были, несомненно, стеснены, они не были так гонимы, как, например, сепаратисты. Среди них были владельцы земли, джентри, представители, как сам лорд Балтимор, высшей знати. Католиков, желавших отправиться в Америку, насчитывалось совсем немного. Опыт же говорил, что без рабочих рук прочная колонизация невозможна. Еще дома имущие католики привыкли к тому, что их окружали англикане и протестанты, составлявшие население их владений, штат слуг и работников. Поэтому случилось так, что в первой экспедиции лорда из 200— 300 путешественников только половина принадлежала к римской церкви, среди них около 20 джентльменов, 2/3 общего числа были сервеытами и наемными специалистами. Чтобы не погубить дело в самом начале религиозными распрями, лорд был вынужден ввести веротерпимость.

Экспедиция, состоявшая из двух кораблей («Арк» и «Дав»), возглавляемая братом лорда Леонардом Калвертом, вышла в море в ноябре 1633 г. В марте следующего года подошли к берегу Мэриленда, где 27-го числа основали поселение Сент-Мэррт, ставшее столицей провинции.

Начало Мэриленда было счастливее, чем у более ранних поселений. Сумели установить мирные отношения с индейцами, что обеспечило их помощь, в значительной мере освободило рабочие руки. При накопившемся у англичан опыте колонизации это позволило избежать голода. Сходство природных условий Мэриленда и Виргинии дало возможность сразу перенять плантационную рабовладельческую систему хозяйства, производящего табак, что ускорило ход экономического развития провинции.

Особенно преуспевали приехавшие туда монахи-иезуиты. На землях созданной ими миссии использовался труд не только негров-рабов и сервентов, но также и труд доброхотов-католиков и особенно труд обращенных в христианство индейцев. Ловко ведя дело с вождями соседних племен, иезуиты сумели получить от них в дар обширные земли и сделались крупнейшими землевладельцами.

По общим правилам, которые устанавливались инструкциями лорда, люди, ввозившие 5 сервентов, становились владельцами маноров в 2 тыс. акров (позже — в 1 тыс.) при квит-ренте в 20 ш. Свободные поселенцы получали наделы в 100 акров на себя и такие же на каждого члена семьи при квит-ренте в 2 ш. с каждых 100 акров (фригольдеры). Срок контрактов для сервентов был точно определен и составлял 5 лет. По окончании службы сервенту причиталось получить 50 акров земли, одежду и запас зерна[3].

Большие, чем в других колониях, размеры наделов, меньший срок контрактов и наделение сервентов землей, а также заранее полученное провинцией право иметь ассамблею — результат, как и в вопросе веротерпимости, здравого и вынужденного расчета лорда. Зачем, не имея льгот, англичанину было ехать в девственную страну, когда рядом находились уже освоенные; протестанту — в страну, управляемую католиками; фримену — не рассчитывая хотя бы на ограниченное участие в общественной жизни, позволявшее отстаивать свои интересы; сервенту — без определенной надежды приобрести земельный надел?

Первую Генеральную ассамблею губернатор созвал в 1635 г. Сведений о ее работе не имеется. Вторая, очень малочисленная (кворум 10 человек, созвана в 1638 г.), обсуждала проект законов, присланный лордом из Англии. Депутаты и губернатор не смогли договориться, и тот распустил ее, воспользовавшись назревавшим военным конфликтом.

Еще до основания Мэриленда упоминавшийся ранее виргинец Клейборн основал факторию на о-ве Кент, лежащем в Чесапикском заливе и вошедшем во владения Балтимора. Не желая терять свою факторию, Клейборп стал центральной фигурой оппозиции, препятствовавшей лорду приобрести провинцию. Когда усилия, направленные на это, не принесли желаемого результата, Клейборн всячески мешал поселенцам провинции осесть на новом месте. Он провоцировал индейцев нападать на них. Его суда препятствовали их движению по заливу. Попытки губернатора Виргинии Харви пресечь подобную деятельность Клейборна наталкивались на сопротивление совета колонии, который стоял на стороне «патриота» Виргинии.

Пять лет руки Калверта и его колонистов, занятых освоением своей страны, не достигали о-ва Кент. Клейборн все это время укреплял факторию, активизировал ее торговую деятельность, будоражил индейцев. Дальнейшее попустительство виргинцу грозило Мэриленду потерей острова, убытками и войной с индейцами. Когда возник спор в ассамблее, Калверт, выжидавший момент, чтобы свести счеты с Клейборном, решил действовать, а заодно под благовидным предлогом распустить ассамблею.

Мэрилендцы подошли к о-ву Кент на своих кораблях ночью и застигли противников спящими. Их взяли в плен. Остров был провозглашен неотторжимым владением Балтиморов.

Вернувшись из похода, Калверт вновь созвал ассамблею. Она по-прежнему не утверждала присланный ей проект законов. Губернатор не принимал вносимых поправок. Жизнь, однако, требовала хотя бы временного законодательства. Согласились утвердить «акты». По имевшимся инструкциям они могли служить законами без санкции лорда до созыва следующей ассамблеи.

Принятые акты[4] защищали личную свободу и имущество фрименов, утверждали их право на передачу земли наследникам, несколько облегчали маневрирование в области земельных отношений, хотя и в пределах феодальных форм, установленных хартией. Один из актов подтверждал обязательную веротерпимость. Другой — запрещал приобретать землю у индейцев без утверждения сделки лордом, а также торговать с индейцами без его разрешения. Срок службы сервентов, когда контракты не указывали этого срока, устанавливался не более чем на 4 года, а одновременно вводились точные нормы вспомоществования, которое должен был оказывать хозяин сервенту, закончившему у него службу.

Так как лорд не сразу реагировал на законодательную инициативу своих колонистов, то принятые ими акты действовали несколько лет. Эти акты отражали специфику тогдашней жизни провинции, существовавшие в ней общественные противоречия. То были противоречия, возникавшие в результате осуществления губернатором неограниченной власти и стремления колонистов к большей политической и экономической самостоятельности; противоречия между католиками, занимавшими руководящие посты, и протестантами, за счет которых в подавляющем большинстве росло население колонии; противоречия между монахами и другими колонистами, которые с завистью смотрели на расширение и богатство иезуитской миссии; противоречия между Мэрилендом и остальными английскими колониями в Америке на экономической и религиозной почве, что заставляло мэрилендцев для удержания своих сервентов предоставлять им некоторые льготы.

Неприязнь к иезуитам вызывалась, кроме прочего, покровительством, которое оказывал им губернатор, а также тем, что они вели себя как располагавшие, в силу своего монашества и католичества, иммунитетом по отношению к прерогативам лорда и власти губернатора.

Упомянутые льготы сервентов были весьма относительны. Специальные распоряжения и приказы делали жизнь мэрилендского сервента нередко тяжелее жизни «белых рабов» других колоний. Тем не менее признанное законом право на земельный участок было преимуществом, которым в то время не располагали сервенты Виргинии и Новой Англии, преимуществом, вселявшим надежду на лучшее будущее.

Мэриленд, основанный в годы проведения Карлом I «политики напролом», являлся своего рода «опытным полем» для насаждения феодальных институтов. Исходя из этого была составлена хартия, дарованная лорду Балтимору. Но провинция, как и другие английские колонии в Америке, создавалась руками людей, которые родились и жили в условиях активно разлагавшейся феодальной системы. В Мэриленде, задуманном как феодальное владение, движение к капитализму было более затруднительным, чем в других колониях. Однако и в Мэриленде искусственно насаждаемый феодализм не мог сохранять строгие формы, приобретал формальные черты. Земельные отношения приближались к частновладельческим. Квит-рента взималась, но, не связанная с какими-либо личными повинностями землевладельца лорду, была близка поземельному налогу. Ленные связи так и не установились. Развивалось скваттерство[5]. Плантационное хозяйство вело провинцию по пути Виргинии.

В конце 30-х годов расширение и увеличение числа европейских поселений в Мэриленде, как и в других колониях, вызвало ухудшение отношений с индейцами. В 1642 г. вспыхнула война. Она не носила столь, драматического характера, как «бойня» 1622 г. в Виргинии или Пекотская война 1637 г. в Новой Англии, но зато длилась около двух лет.

Когда начались столкновения с индейцами, Калверт, нуждаясь в средствах и людях для ведения войны, созвал ассамблею. Ее депутаты, вместо того чтобы откликнуться на призыв губернатора, потребовали изменить структуру законодательного учреждения — образовать в нем вторую палату. Эта палата должна была состоять только из депутатов, избираемых фрименами, в отличие от той, которая составлялась бы из членов колониальной администрации и депутатов, назначаемых губернатором (из них в значительной мере состояла существующая ассамблея). В ходе полемики депутаты подняли вопрос о праве губернатора объявлять войну и обязывать фрименов активно в ней участвовать. Иначе говоря, речь шла об ограничении власти губернатора и расширении прав фрименов и ассамблеи — своеобразный отклик на тогдашние революционные события в метрополии.

Калверт отказался выполнить требования депутатов и поступиться своими правами. Пригрозив суровыми карами за саботаж в военное время, он утихомирил своих противников и добился желаемого.

Акт ассамблеи 1638 г., запрещавший приобретать землю у индейцев без разрешения лорда, был направлен против безграничного расширения земель иезуитской миссии. Этим дело не кончилось. Колонисты, отсылая свои жалобы в Лондон, убеждали лорда Балтимора, что претензия монахов на полную независимость от властей колонии, на свободу от какихлибо обязательств перед владельцем провинции наносит тому материальный и политический вред. Иезуиты, в свою очередь, апеллировали к лорду, настаивая на предоставлении им привилегий, которые, по их словам, были неотделимы от их положения служителей католической церкви во владениях лорда-католика, где усилиями монахов обращены в католичество многие индейцы и даже некоторые колонисты-протестанты.

В 1641 г. лорд Балтимор утвердил упомянутый акт ассамблеи. Кроме того, он строго указал брату, что иезуиты не располагают в провинции какими-либо привилегиями, и приказал изъять у монахов все земли, приобретенные ими без прохождения установленной процедуры и без его лорда, разрешения.

Позиция лорда Балтимора определялась вескими причинами. Он не хотел лишаться земли, которую мог передать колонистам и получать за нее квит-ренту. Он не был заинтересован вызывать недовольство протестантов колонии, которые составляли теперь большинство ее населения, проявляя покровительство рьяным католикам. Его враги и без того кричали о таком покровительстве, а в Англии начиналась гражданская война. Католику и роялисту лорду Балтимору уже грозила смертельная опасность. Он не собирался увеличивать ее из-за горстки мэрилендских монахов, число которых не превышало пяти.

В 1643 г. события в метрополии приняли такой оборот, что, встревоженный судьбой брата, губернатор Леонард Калверт отправился на родину. Своим заместителем он оставил колониста Джилса Брента.

К началу гражданской войны в Англии вдоль Атлантического побережья Северной Америки — от современного штата Мэн до современного штата Северная Каролина — образовалось несколько английских колоний. Занятость правительства в Лондоне внутренними делами страны и слабость его вооруженных сил не только позволяли проявлять известную самостоятельность колонистам, но и создали возможность прорыва единой линии английских заморских владений. Как упоминалось, голландцы основали Новые Нидерланды, южнее в 1638 г. шведы заложили Новую Швецию. Эти иностранные колонии в пределах, которые формально считались английскими, занимали территорию современных штатов НьюЙорк, Нью-Джерси и Делавэр.

Виргиния, колонии Новой Англии, Мэриленд разнились по географическому положению, времени возникновения, по формальным условиям основания, религиозным воззрениям поселенцев, ориентации хозяйства. Но порождены они были единым всеобъемлющим процессом — развитием в Англии буржуазных отношений, которое стимулировалось революционными событиями. Англичане, перебравшиеся за океан, принесли туда и взрастили там семена буржуазных отношений.

В наиболее чистом виде буржуазные отношения складывались в Новой Англии, особенно в Массачусетсе, «искаженные» плантационным рабством — в Виргинии и Мэриленде, неся в последнем к тому же феодальный покров. При всех трудностях и специфических особенностях развития этих отношений там были условия, способствовавшие данному процессу: фактическая недосягаемость для королевской власти, которая в метрополии являлась стражем феодальных институтов и церковного единообразия, а также люди, бежавшие от этой власти, уже проникнутые буржуазным духом и буржуазной идеологией, четко определенной в пуританизме.


[1] 36 Foundations, vol. 2, p. 756—763.

[2] 37 Narratives of Early Maryland. 1633—1684 / Ed. by Cl. С Hall. N. Y., 1910, p. 16—23.

[3] Ibid., p. 91—92, 99—100.

[4] Foundations, vol. 2, p. 182-183, 1267-1269, 1392, 1524.

[5] Самовольное занятие «свободной» земли (в кавычках, так как вся земля в колониях считалась принадлежащей королю и от него «держалась» лордом; ее первоначальными хозяевами были индейцы).

Если Вам попался запороленный архив, а пароль я не указал, то на всякий случай сообщаю, что пароль у всех архивов одинаковый - это домен сайта - shamardanov.ru

Связь с владельцем сайта возможна через мессенжер Фейсбука
Вы также можете написать мне на почту.

© Портал Дамира Шамарданова. 2010-2021.

Подробнее в История, Публикации
античность
Батрахомиомахия (Война мышей и лягушек) перевод М. Альтмана

античность
Архаический период в истории Греции

античность
Тёмные века (Предполисный период)

Закрыть